ХК "Мотор" Барнаул. Архив. Николай Игаев.
Главная страница ХК МОТОР Барнаул
Архив
 Архив >  Люди алтайского хоккея >  Николай Игаев


НИКОЛАЙ ИГАЕВ
Николай Игаев известен как хоккейный судья не только в Алтайском крае, но и далеко за его пределами. Он долгое время судил матчи чемпионата страны в высшей лиге советского хоккея в качестве помощника (лайнсмена) главного арбитра. На его счету 99 матчей в высшем эшелоне. В 1989 году ему по праву было присвоено звание судьи всесоюзной категории.

- Николай, что привело вас в судейский корпус?

- Мне кажется, я нашел себя именно в качестве хоккейного арбитра. Начинал заниматься большим теннисом, но постепенно первое увлечение прошло, и меня увлек, уже навсегда, хоккей. Когда играл в юношеской команде "Красного знамени" (БМК), попробовал свои силы в судействе первенства города. Тогда, в 1962 году, матчи хоккеистов обслуживали сами игроки: судей-то настоящих не было. Вот сейчас вспоминаю и вспомнить-то никого не могу из судей, кроме Бориса Григорьевича Баринберга и братьев Лихомановых. Серьезно в то время судейством занимались только они. Возможно, что кто-то еще судил, но пусть извиняют, не помню. Выходит, что начал я судить в 16 лет, а потом меня осенью 1965 года взяли в команду мастеров класса "Б" "Мотора", но поиграть в ней тогда не пришлось: взяли в армию. Попал я служить в спортбатальон Тюменского гарнизона.

- Он имел хоккейную команду?

- Да, играл вместе с Толей Бирюковым за Тюменское военно-инженерное училище. На следующий год (1966-67 гг.) стали чемпионами СибВО, параллельно играя за тюменский "Водник", который играл тогда очень успешно в классе "Б". В том же сезоне "Водник" вышел в финальную пульку лучших команд класса "Б". Турнир стартовал у нас в Тюмени, но была весна, и лед раньше времени растаял. Игры переносились на 5-6 утра, но играть все равно было невозможно, и турнир перенесли в Ярославль.

- Что запомнилось вам в этом турнире?

- Выиграла турнир команда Кирово-Чепецка "Олимпия", где блистал тогда своей игрой молодой Александр Мальцев. Безусловно, он явно выделялся в своей команде, но в игре с томской командой "Олимпии" победить не удалось - 5:5.

Томич Евгений Абдулвахитов забросил тогда команде Мальцева четыре шайбы. И вот когда стали объявлять лучших игроков турнира, я обратил внимание на Мальцева, который, когда объявили: "Лучшим нападающим турнира признан...", как бы подался всем телом вперед, но объявили лучшим Абдулвахитова. Мальцев уже тогда был великим игроком, но и он не мог сдержать слез - все-таки был еще очень молод и эмоционален. Вот так он мне и запомнился: со слезами на глазах. Второе место заняла команда хозяев - "Торпедо" и вместе с "Олимпией" вышла в класс "А". А вот на следующий год мы опять вышли в финал и нас опередили только подольские хоккеисты. Так была завоевана путевка в класс "А".

- Что было дальше?

- Закончилась как раз в этот момент моя армейская служба, и я вернулся в Барнаул и был зачислен в "Мотор". Играл, но в конце сезона получил серьезную травму и в классе "А" уже играть не мог. Поехал в Казахстан и играл по классу "Б" в Никольском "Севере". Тогда со мной вместе в "Севере" из барнаульцев играли Игорь Щеглов и Юрий Роганов. Поиграл сезон и решил закончить свою хоккейную карьеру: вернулся в Барнаул и сразу же занялся всерьез судейством. Судей было мало, и вскоре мне уже доверяли судейство матчей молодежного первенства страны, а осенью 1972 года я уже дебютировал в роли судьи в классе "Б", а затем и второй лиги. Через два года в Барнауле проходил сбор судей класса "А", и Николай Андреевич Морозов дал мне "дорогу" в первую лигу. После окончания чемпионата страны мне было присвоено звание судьи республиканской категории. Осенью 1976 года меня впервые вызвали на судейство матчей Кубка СССР, а через два года - на приз газеты "Советский спорт" и матчи первенства СССР в высшей лиге. Вот с того времени и судил в "вышке" девять лет.

- Николай, с кем приходилось судить вместе из известных арбитров? Чем они вам запомнились?

- Судить пришлось практически со всеми, но я бы выделил особенно пятерых. Запомнился своими решительными действиями Юрии Павлович Карандин из Новосибирска. Бывало, и он ошибался, но преподносил свои решения так, что ни у кого они в тот момент сомнений не вызывали. Из арбитров он был самым крутым. Полной противоположностью ему был москвич Наум Резников. Очень дипломатичный, обаятельный, всегда тщательно следивший за своим внешним видом. А это тоже немаловажный момент в судействе. Вообще в то время у судей были свои традиции, манеры поведения, этикет, что ли: я, например, на игры всегда приезжал в строгом костюме, при галстуке. Это сейчас как-то все упростилось и можно появляться на игры в чем угодно, а тогда о таких вольностях и не мечтали. Запомнился своей солидностью поведения москвич Николай Владимирович Морозов. Бывало, что и он попадал в неприятные ситуации, но в большинстве случаев выходил из них с честью и зла ни на кого не держал. Был очень тактичным человеком. Тонким психологом запомнился мне челябинец Виктор Николаевич Домбровский: рассудительный, самолюбивый, преданный хоккею, всегда очень серьезно относился к своим даже мелким ошибкам, неустанно анализировал их природу происхождения. Вообще очень тонко мог войти в любую игру, принять любой сценарий хоккейного матча. Очень хорошее впечатление у меня всегда оставалось от судейства москвича Андрея Сергеевича Захарова. Все вышеперечисленные арбитры, я считаю, были лучшими в моё время. И если кому приходилось судить матчи мировых чемпионатов, то они и там высоко держали марку советского арбитра. И не их вина, что они не признавались лучшими на чемпионатах. В этом повинна в большей степени великолепная игра советской сборной, которая обычно и участвовала в самых ключевых матчах мирового первенства.

- Николай, считаете ли вы обязательным для арбитра опыт выступления в чемпионатах страны в качестве хоккеиста?

- Считаю, что это желательно, но вовсе не является главным условием для формирования арбитра высокого класса. Практика показывает обратное: на моей памяти было два приличных арбитра, игравших в свое время в высшей лиге. Это горьковчанин Александр Федотов и москвич Николай Морозов. Да и хоккеисты особенно не рвутся в арбитры: уж очень труден их хлеб, я это по себе знаю. Опять же судейству нужно уделять значительное внимание, чтобы рассчитывать на высокую квалификацию. А это масса времени, за которое можно заработать деньги, и хорошие, не занимаясь судейством.

- А кто из наших алтайских арбитров мог бы судить на хорошем уровне?

- Бесспорно - Игорь Щеглов. Он долгое время был лайнсменом в высшей лиге, судил в первой. И сейчас он на хорошем счету у Федерации хоккея страны. Он мой воспитанник и коллега, и я им горжусь. Одно время у нас была целая плеяда молодых судей. Брейкин, Шевляков, Сергей Володин, Александр Малевский рано начали судить, но так же быстро и сошли. Видно, и моя есть в этом вина: что-то упустил из виду, недоработал, а может, вообще делал ставку на них ошибочно. Одно время хорошо судил Валерий Евтушенко. Мы очень в него верили, но тоже ошиблись. Сейчас судят из барнаульцев Сергей Васильев и Олег Таранов, но им еще ой как далеко до высокого уровня.

- Николай, вы много ездили по Союзу, а были ли у вас встречи с известными людьми?

- Конечно, в Минске, помню, в раздевалку к судьям заходил поблагодарить за хорошее судейство первый секретарь ЦКП Белоруссии Машеров, а в Свердловске представляли Борису Николаевичу Ельцину и Николаю Ивановичу Рыжкову. По-теплому ко мне было отношение Бориса Павловича Кулагина - тренера "Спартака" и "Крыльев Советов". Сам он родом из Алейска, и мне его чувства земляка были понятны. До самых последних дней своих он мечтал посетить свои родные места, но, видно, не суждено ему это было. В Джезказгане тренером хоккейной команды в 70-х годах работал Владимир Михайлович Колузганов, в прошлом наш барнаулец, игрок юношеской команды, которую тренировал Александр Матвеевич Ефанов. Теперь Колузганов руководит научной группой при сборной страны по хоккею, кандидат наук, написал несколько книг по методике хоккея.

- Наверное, за время вашей судейской практики были и памятные матчи?

- Конечно, их много. Запомнился первый мой матч в высшей лиге (1978 г.). В Свердловске "Автомобилист" принимал московское "Динамо", и меня после игры поздравили с дебютом, я получил оценку - "пять", но мне сделали замечание по поводу узких судейских брюк. И я буквально на следующий день купил себе новые, более просторные - так уж мне хотелось, чтобы и придраться-то ко мне в следующий раз нельзя было. Еще один поучительный момент произошел на следующий год в Киеве, где "Сокол" в присутствии битком заполненного болельщиками зала принимал, кажется, челябинский "Трактор". В один из моментов главный судья Наум Резников и его помощник из Тюмени Мясников так увлеклись игрой, что совсем неожиданно на полном ходу врезались друг в друга... Вот тогда я понял, что нужно быть внимательным каждую секунду матча и что даже именитые арбитры могут получить травму из ничего.

- А часто бывают травмы у судей?

- Я не знаю ни одного известного арбитра, кого бы миновали травмы.

- Считаете ли вы, что хоккейная судьба была к вам благосклонна?

- Будучи пацаном, я мечтал играть в команде мастеров, и мне это удалось, хотел стать судьей - и стал им, а какой судья не мечтает судить в высшей лиге? Правда, немногим, особенно сибирякам, это удается. Мне удалось, и этому я был рад бесконечно.

Лямкин В.Н.

Последнее обновление: 2.08.2000

Сайт болельщиков хоккейного клуба "Мотор" Барнаул, 1998-2006.
При использовании информации, размещенной на сайте, ссылка на источник обязательна.
Контактные адреса команды разработчиков сайта.