ХК "Мотор" Барнаул. Архив. Юрий Николаевич Михайлов.
Главная страница ХК МОТОР Барнаул
Архив
 Архив >  Люди алтайского хоккея >  Юрий Николаевич Михайлов


ЮРИЙ НИКОЛАЕВИЧ МИХАЙЛОВ

Бывший тренер "Мотора" (1972-74, 79-82 гг.). Родился 1 февраля 1937 года. Долгое время играл защитником в новосибирских командах высшей лиги "Динамо" и "Сибири" (1961-70 гг.). Мастер спорта СССР.

При Юрии Николаевиче Михайлове команда барнаульского "Мотора" впервые заставила говорить о себе как о команде - сокрушительнице авторитетов, имеющей свой игровой почерк, свое лицо.

Михайлов первым из тренеров "Мотора" в классе "А" сделал ставку на воспитанников барнаульского хоккея и своей работой доказал, что даже из посредственной команды за короткий срок можно создать боеспособный коллектив.

- Начинал я играть в новосибирской команде "Крылья Советов" (будущий "Чкаловец") в 1955 году, а уже через два года наша команда выиграла финальный турнир лучших команд России в Краснокамске и стала чемпионкой республики.

- Чем Вам запомнился тот турнир?

- Тем, что меня признали лучшим защитником турнира, хотя мне было всего 20 лет. Для меня это было странно: рядом столько опытных игроков было, а выбрали меня. Там впервые меня позвали играть за другую команду - в Глазов. Но я, понятно, никуда не собирался - хотел играть только в Новосибирске.

- А с кем Вам больше всего нравилось играть как защитнику?

- Я всю свою спортивную жизнь провел во второй паре защитников. А начинал вместе с Александром Волковым, и играли мы с ним бок о бок аж до весны 1962 года. Взаимопонимание было очень хорошим. Он также был из "Крыльев Советов", хороший, контактный парень. Не случайно, что потом его приглашали в "Сибирь" начальником команды.

С Валей Григорьевым два сезона отыграли вместе (1967-69 гг.) и, считаю, на довольно приличном уровне. Тоже незаурядным был человеком - тренировал потом "Электросталь". Сейчас его уже нет в живых - трагически погиб.

А так, считаю, что как защитнику мне не повезло: уж очень часто менялись партнеры.

- Какой вид спорта Вам был еще по душе?

- Конечно, футбол. В 1956 году я играл полузащитником в новосибирских "Крыльях Советов" на первенстве России. По сегодняшним меркам - во второй лиге, но сам почувствовал, что в футболе у меня получается значительно хуже: не хватало скоростных качеств, и я решил, что этот вид спорта не для меня.

- Каковы были условия тогда у игроков команды высшей лиги?

- Тренировались как одержимые, а деньги для нас были уже где-то на третьей - четвертой позиции. В первую очередь, конечно, игра, затем - семья, а уж потом... На сборы обычно уезжали в Москву. Август, сентябрь и октябрь проводили на открытой площадке "Сокольников". Дожди - сушиться негде. Первая тренировка начиналась в 6 часов утра, а вторая - в полночь. После тренировки сразу идем спать, а через три часа уже нужно вставать на утреннюю тренировку. Какой уж там режим! Угробляли свое здоровье таким регламентом.

- А компенсация?

- Зарплата? До 1961 года получали по 900 рублей, а после - 140 рублей и только к концу 60-х годов - 204 рубля, но я уже заканчивал и эти "миллионы" успел получить только несколько раз.

- Вы почти десять лет играли в высшей лиге. Против кого из знаменитых хоккеистов Вам пришлось играть?

- Трудно сказать. Наверное, против всех играл. Против Константина Локтева, Владимира Викулова, Левы Халаичева, Бориса Майорова... Все, по-своему, были непредсказуемы, потому как имели громадный игровой опыт, причем игры с зарубежными "звездами". Они мгновенно угадывали и откат игрока, и его перенос центра тяжести, и психологические нюансы.

- А самая неприятная для Вас команда?

- Конечно, "Спартак"! Вот уж чьи игроки были высокомерны! В любой момент можно было ожидать чего угодно. И удары исподтишка, и зацепы, разные провокационные моменты, а по части аппеляций к судье и зрителям - Артисты! С большой буквы. Но это тоже - хоккейная школа. Другое дело - армейцы, динамовцы, железнодорожники... Большого такта люди: относились к любой команде как к равной...

- Когда Вы закончили играть?

- В 33 года, но мог, конечно, играть еще пару сезонов вполне. Но как раз назрел конфликт с главным тренером "Сибири" Виктором Семеновичем Стаиным, который всем своим видом стал показывать, что "ставит" меня в один ряд с начинающими хоккеистами... И я ушел в ДЮСШ "Чкаловца" тренером по футболу. Год отработал, и как-то зимой 1970 года наш председатель клуба Эдуард Михайлович Кульчицкий мне и говорит, что звонил из Барнаула Карпенко. Суть его разговора была ясна - ищет тренера в "Мотор". Моя кандидатура ему подходит. Я созваниваюсь с Карпенко, встречаюсь со вторым тренером "Мотора" Владимиром Семеновичем Серегиным и 4 января 1971 года, после Новогодних праздников, приезжаю в Барнаул. Как раз начался второй круг, и "Мотор" с кем-то играл в этот день (ошибается: "Мотор" только 6 января приехал из Серова и первые матчи дома сыграл 12-13 января с междуреченским "Вымпелом" - 4:1, 3:1). Впечатление от его игры у меня осталось самое удручающее: игровой дисциплины нет, физические кондиции слабые, своих доморощенных игроков мало, да и скамейка коротковата.

После того, как поближе познакомился с командой, я понял: сразу все ломать сложно, да и у меня тренерских знаний - ноль. Да, я играл в высшей лиге, есть игровой опыт, интуиция. Знаю, на какой уровень должен выходить игрок в тот или иной период... В общем, тот сезон мы доигрывали и доучивались вместе.

Меня устроили куда-то в цех на доплату. Цех тот меня "принял" на работу. Таким образом, я стал получать около 300 рублей, что по тем временам, если учитывать, что рубля вполне хватало на обед, было вполне сносно. А жил я в том доме, где находился "сотый" магазин, на площади Советов, в коммунальной квартире (квартире на несколько хозяев). То была заводская гостиница.

Решил потихоньку начинать задуманное: много говорил об отношении игроков к тренировкам, увеличивая нагрузки, больше стал доверять местным игрокам". Вернул из Перми защитника Валерия Евтушенко, укрепил команду игроками, которых хорошо знал. Так в команде появились Володя Шлюнько, Александр Кисляков, Толя Бирюков, Алексей Горин, Валерий Трипузов и Александр Шпагин - все уже достаточно опытные игроки из Новосибирска. Александр Чахлов из Юрги приехал. Да и молодых, подающих надежды, таких как новосибирцы Юра Шамовцев, Валера Бобров и Юра Васищев вовремя взял. Доверил место в основном составе молодым барнаульским хоккеистам - Славе Бугорскому, Сергею Столярову и Сергею Преснякову. Много работал над созданием ударного звена - Извеков - Куприянов - Курицын, и, считаю, звено было одним из лучших в зоне.

Отработал в Барнауле полсезона, и вдруг в Новосибирске главным тренером "Сибири" назначают Владимира Золотухина. Тот сразу нашел меня и предложил место второго тренера в "Сибири". А мне уж как-то и неудобно было перед руководством "Мотора", которому я обещал работать. В общем, отказался.

Надо сказать, что вопросы тогда в Барнауле решались довольно просто, в сравнении с последующими годами. В армию кого угодно из игроков можно было устроить, и проблем с их освобождением для тренировок не было. Руководство летного училища тогда симпатизировало нам. С приглашениями игроков тоже проблем не было - все старались нам помочь. Результатом совместной работы стали шестые, довольно высокие для "Мотора" места.

- С чем же был связан отъезд из команды?

- Семья в Новосибирске, а я жил в Барнауле уже два с половиной года. Тосковал, конечно. Даже к молодому Бугорскому относился с какой-то отеческой любовью, потому как у самого у меня был в Новосибирске сын (он в дальнейшем тоже играл в "Моторе"), и я, конечно, испытывал потребность в отцовской ласке.

Вернулся домой. Два года отработал председателем спортклуба "Чкаловец", затем год работал тренером в ДЮСШ "Сибири". Николай Семенович Эпштейн, когда стал работать с "Сибирью", все же уговорил меня помогать ему вторым тренером, а следующий сезон я работал уже вместе с Владимиром Золотухиным.

Летом 1979 года я вернулся в "Мотор" уже достаточно опытным тренером: Работал с большим желанием, но на этот раз отношение к команде было значительно прохладным и со стороны городских, и краевых властей. Постоянные дергания с заработной платой, трудности с выколачиванием льда у директора Дворца спорта Игоря Георгиевича Шеланкова, нерешенные армейские вопросы. Приходилось домашние матчи играть в Усть-Каменогорске, а затем - на выезд. И так из месяца в месяц - очень тяжело. Все хоккеисты - вне семей. Обычно мы слабо играли в первом круге, потому как не имели собственного льда, и подготовительный период был почти сорван, а наверстывать упущенное приходилось уже во втором круге, когда брали очки по чемпионскому графику.

- Кого бы Вы отметили из хоккеистов "Мотора"?

- Прежде всего - Николая Извекова. Вот кто умел работать и клюшкой, и щелчок имел самый сильный в команде. Хоккеист почти идеальный по меркам второй лиги, но не умевший абсолютно работать по убеждению - только из-под палки. Да он и не стремился - считал, что и так все нормально. Трудяга Бугорский всегда был заряжен на гол, но не было у него той пластичности в катании, необходимой для игрока высокого класса. Или взять того же Юру Курзенева. Были бы все такие хоккеисты, как он. Ничего не боялся, душа нараспашку, а азарта и патриотизма хватало на всю команду. Когда мы проигрывали, он не мог сдержать зла и обиды и на своих, и на чужих. Но он уже доигрывал и прогрессировать не мог, а был бы он помоложе!

Разные были хоккеисты: игравшие от первой минуты до последней, как Бугорский, Курзенев или Столяров, но были и другие... Вот, к примеру - Коля Извеков. Всю игру, бывало, простоит, "пролазает" где-то, пару шайб забьет - и все... Как на него обижаться?

- Ваши взаимоотношения с командой?

- Что требуется - выполняйте. Требования абсолютно ко всем одинаковы. Старался ни на кого не орать, не материть, а то ведь - как аукнется, так и откликнется.

- Ваш самый удачный сезон?

- Лучший был - 1980-1981 гг. Тогда костяк у команды был полностью местным, игроки подобрались по звеньям равные. Три хороших звена.

- Что помешало Вам вывести команду на более высокий игровой уровень?

- Непонимание местных властей того времени. Вернее, их инерция в решении вопросов. Команда-то в 1982 году как развалилась? Армейцев забрали в армию, зарплата - только ставка, и ничего обещать не можем. Игроки начали разбегаться, и в команде осталось перед сезоном только 9 человек. А у меня родители престарелые тяжело болели. Вижу, в Барнауле хоккей всем - обуза. Объяснился с ребятами, как смог. Обидно, но не всесильный же. Обидно, что все мои труды прахом пошли, что не достиг задуманного - вывести "Мотор" со временем в лидеры. То, что мне не удалось, через два года выполнил тренер из Омска Леонид Киселев. Почти те же ключевые игроки, но условия-то у них были уже другими.

- Что бы Вы хотели пожелать тренерам сегодняшнего "Мотора"?

- У вас хорошая команда, и в ней нужно только поддерживать строгую дисциплину как в быту, так и в игре. Не уставайте от хоккея, трудитесь и не зазнавайтесь при первых успехах. Барнаульские болельщики - настоящие ценители хоккея, уважайте их в каждом матче, играя в полную силу от начала и до конца, и они вас будут любить еще больше.

Лямкин В.Н.
Октябрь 1992 г.

Последнее обновление: 2.08.2000

Сайт болельщиков хоккейного клуба "Мотор" Барнаул, 1998-2006.
При использовании информации, размещенной на сайте, ссылка на источник обязательна.
Контактные адреса команды разработчиков сайта.