ХК "Мотор" Барнаул. Архив. Геннадий Лихоманов.
Главная страница ХК МОТОР Барнаул
Архив
 Архив >  Люди алтайского хоккея >  Геннадий Лихоманов


ГЕННАДИЙ ЛИХОМАНОВ

  • Геннадий ЛИХОМАНОВ: "Всю жизнь я занимался любимым делом"

    Это сейчас, в наше время, все барнаульские любители хоккея хорошо знают имена наших алтайских хоккейных арбитров Игаева и Щеглова, и новому молодому поколению мало что говорят фамилии братьев Лихомановкх, а между тем, они были очень известными в Сибири арбитрами конца 50-70-х годов. И вряд ли сейчас можно вспомнить в советском хоккее другую, более известную пару братьев-арбитров, судивших вместе матчи команд мастеров добрых пятнадцать лет. Геннадий и Борис - братья-погодки. Вместе росли, вместе бегали на каток пацанами, где их внимание в начале 50-х годов привлекла статная фигура хоккеиста с "канадской" клюшкой в руках. Новое всегда интересует и привлекает, а по тем временам хоккей с шайбой был "экзотичным" видом спорта. А возбуждал ребячье воображение не кто иной, как динамовец Александр Матвеевич Ефанов. Он и собирал вокруг себя толпу восхищенных пацанов, которые с замиранием сердца следили за движениями опытного хоккеиста и его манипуляциями с шайбой. Желающих подержать настоящую "канадскую" клюшку было хоть отбавляй, и если шайба после броска Ефанова улетала далеко и застревала глубоко в сугробе, то на поиски ее пацаны бежали гурьбой, сшибая друг друга с ног.

    Постепенно Ефанов объединил вокруг себя стайку ребят, которые охотно копировали движения опытного наставника. Такие импровизированные стихийные занятия со временем стали регулярными, и братья Лихомановы с удовольствием посещали их. Так, сам не ведая, стал тренером шайбистов Александр Матвеевич Ефанов - старший инструктор горкома физкультуры. Ему надо отдать должное: все более-менее серьезные соревнование в Барнауле среди мальчишек были организованы им в те уже далекие 50-е годы. В этом ему оказывал всяческую поддержку его же шеф - Владимир Иванович Усенко (председатель горкома физкультуры). Усенко многое сделал для развития спорта в городе. Благодаря его деятельности и 50-с годы выпускались календари-справочники по футболу и программы к матчам "Урожая", создан факультет физвоспитания при Барнаульском государственном педагогическом институте и многое-многое другое.

    Когда впервые, в начале 1957 года, в Барнауле начались соревнования юных хоккеистов, то Ефанов смело доверяет судить эти матчи молодым арбитрам - братьям Лихомановым. Надо заметить, что младший из братьев - Борис, был довольно приличным хоккейным вратарем юношеской команды и участвовал в юношеских соревнованиях Спартакиады народов РСФСР в составе алтайской сборной.

    Довольно быстро братья познали премудрость судейства и уже зимой 1958 года старший - Геннадий, вылетает в Хабаровск для судейства финальных соревнований Спартакиады народов РСФСР среди юношей, а на следующий год ему доверяют судейство команд мастеров класса "Б".

    - Геннадий Михайлович, что это было за время, для вас - судей?

    - Это было время, когда на хоккейной площадке еще можно было увидеть и судей с неважной коньковой подготовкой и даже одноруких судей-инвалидов. Ведь сравнительно недавно отгромыхала война, в которой погибло очень много спортсменов-хоккеистов, и советский хоккей только набирал силу. Люди, соскучившись по настоящим спортивным зрелищам, буквально битком заполняли стадионы. Среди зрителей часто можно было увидеть мужчин на костылях и с тросточками. Это было время великой веры в светлое будущее. Хоккеисты играли настолько самоотверженно и с таким желанием, что зрители устраивали им овации. Конечно, в то время не было никаких договорных матчей, не было ни высоких зарплат, ни премий. Даже помню, как сам Игорь Нетто сетовал на свою более чем скромную зарплату в 2200 рублей "старыми" деньгами. К слову сказать, и мы, судьи, тогда получали за судейство только 15 (1 руб. 50 коп.) рублей, а суточные равнялись 26 рублям. Но никто особенно не роптал - все делали свое дело исправно.

    Представляете, я начинал судить примерно в одно время с такими известными в Сибири и стране судьями, как Кукушкин, Быков и Карандин. Часто с ними встречались на сборах в Москве, приходилось судить вместе. Тогда же, в 1959 году, я впервые привез в Барнаул первую настоящую полосатую судейскую рубашку, и по ее образцу в городе были сделаны еще полтора десятка таких же. В то же время активно начал судить Юрий Михайлович Всличкин, а чуть позже - Борис Широнин. Нам с братом повезло: нас быстро заметили и уже в тот год доверяли судить финальные игры Спартакиады народов РСФСР. Сейчас это трудно представить, что нам, по сути пацанам, на равных с другими арбитрами доверяли судейство сильнейших хоккеистов страны, так как на том турнире играли команды высшей лиги под флагами сборных городов и областей. И такой риск мы оправдали своим судейством. Большое впечатление на нас, молодых судей, произвел один из лучших советских арбитров - Андрей Васильевич Старовойтов. Это он проводил судейские сборы в Москве, когда туда собирался весь судейский корпус страны. Предпочтение он отдавал молодым, физически сильным арбитрам. Ему, наверное, сложно было безошибочно из шестидесяти человек, находящихся на сборах, выбирать достойных, но он это делал! Так с его легкой руки семимильными шагами прогрессировал как судья бывший хоккеист новосибирских команд "Энергия" и "Динамо" Юрий Петрович Карандин. Обаятельный, молодой и решительный в действиях, он пришелся по душе Старовойтову. На хорошем счету у него были и мы. Судить нам доверяли часто, и очень быстро, в 22 года (1960 г.), я уже стал судьей республиканской категории, а на следующий год это же звание получил другой наш барнаульский арбитр - Юрий Михайлович Величкин.

    - Величкина мы знаем как опытного наставника юношеских команд "Мотора".

    - После Ефанова он был вторым тренером в городе, кто стал серьезно заниматься юношеским хоккеем. С его именем связаны основные успехи юношеского хоккея 50-70-х годов. Но, к сожалению, должного внимания развитию юношеского и детского хоккея в Барнауле в то время не было. И поэтому спартаковскому тренеру Всличкину очень сложно было, не имея конкуренции в соревнованиях от других команд, готовить качественных хоккеистов. Тем не менее, его воспитанники оказывали серьезное сопротивление сильнейшим сибирским командам. Довольно быстро его воспитанники Юрий Демннов, Владимир Сафонов, Валерии Немировский, Вячеслав Коробицын и Юрий Васильев, а позднее - Юрий Курзенев стали появляться и в составе команды мастеров.

    - Как у нас в то время развивался массовый хоккей?

    - Сначала команд в городе было мало, но постепенно их число росло и вскоре на хоккейном горизонте Алтая появилась новая боеспособная команда - рубцовское "Торпедо". Впервые она заставила о себе говорить зимой 1961 года, когда дебютировала в первенстве РСФСР во второй группе. Очень самолюбивая команда не признавала авторитетов и в товарищеской игре с барнаульским "Мотором" в марте, когда закончились официальные соревнования, показала "зубы". Мне и Величкину довелось в Барнауле судить эту встречу. И хотя она закончилась мирным исходом: вничью - 2:2, мирной се назвать было никак нельзя. Мы всячески пытались ввести игру в нормальное русло, но рубцовчане Сопряковы, Воронин и Долбышев вели себя антиспортивно: буквально охотились за соперниками, провоцировали зрителей своими действиями и в середине второго периода пытались покинуть площадку всей командой. Эта встреча была началом хоккейного соперничества двух этих команд. Из года в год сюжеты матчей этих двух команд повторялись, и к этому все стали привыкать, кроме арбитров: им-то приходилось обслуживать эти матчи, что на первенство республики, что на первенство края. Дело доходило до того, что в Рубцовск никто из судей не хотел ехать. Помню даже, председатель крайспорткомитета Вадим Петрович Стариченко мне говорил: "Гена, ну, пожалуйста, съезди, отсуди ты эту игру - подарю спортивные туфли". Тогда активистов спорта всячески поощряли, так что такие "номера" проходили в порядке вещей... Ажиотаж вокруг матчей "Торпедо" - "Мотор" был чудовищный: посмотреть очередное побоище собирались даже те, кто на хоккее был весьма редким гостем. Помню, шайба проходит в ворота "Торпедо" и через долю секунды их вратарь Геннадий Мухортов ее уже быстро выгребает из-за линии ворот и прижимает ко льду - я фиксирую взятие ворот. Тут же меня атакуют защитники "Торпедо", и их игрок Анатолий Воронин нагло заявляет мне: "А гола-то не было!" Я ему говорю: "Давай у вашего вратаря спросим?" Подъезжаем, я и говорю Мухортову: "Гена, скажи честно, гол был?". "Был", - говорит. "Да ты что, Генка, врешь-то!?" - кричит своему вратарю Воронин. Судить такие матчи было во много раз труднее, чем первенство страны, но в них формировался характер судьи, и горе было тому, кто поддавался на провокации игроков: он навсегда терял нить управления игрой. Матчи "Мотор" - "Торпедо" болельщики ждали с не меньшим интересом, чем, допустим, телевизионные трансляции матчей ЦСКА - "Спартак". Впрочем, и матчи "Мотор" - "Торпедо" где-то в 1966-67 гг. алтайское телевидение тоже транслировало. Вот какое было время!

    - Какие качества судьи тогда особенно ценились?

    - Честность и порядочность. Не было тогда еще таких явлений, как взяточничество, поэтому и судить было проще: ничего "выдумывать" не приходилось.

    - А были в вашей практике какие-то курьезные моменты?

    - Однажды на соревнованиях я был судьей за воротами, который фиксировал взятие ворот красным флажком, так как матч проходил в дневное время и свет от фонаря не был виден. Сетки на хоккейных воротах тогда были металлическими, и поэтому, когда шайба попала в ворота барнаульской команды и сразу же выскочила из них, я на долю секунды опешил, а в следующее мгновение флажок уже поднять не смог: помешал его поднять мне Иван Мягких, известный в то время барнаульский защитник, стоявшим рядом. Я говорю: "Ты чего это, Иван?". А он говорит: "Да ладно, еще забьют!" В общем гол не засчитали, а игра как шла - так и идет. Через некоторое время кто-то из гостей сильно пустил шайбу в сторону ворот и она, миновав их и заградительную сетку, попала в Ивана.

    - С подачи Иисуса Христа?

    - Наверное. Запомнился случай перед матчем "Мотора" со сборной клубов Румынии. Меня командировали в Новокузнецк, чтобы сразу после игры румын с "Металлургом" я их привез в Барнаул. Команда у них слабенькая была, и у "Металлурга" по игре не было проблем - 14:0. Привез я румын в новокузнецкий аэропорт, а тут, как назло, задержка рейса на Барнаул, а они есть запросили. Их много, а я один. Звоню в Барнаул, во Дворец спорта, а там уже волнуются: четыре тысячи билетов продали, ждут. Я говорю Карпенко и Шеланкову: "Что делать? Задержка рейса, а они есть хотят". "Корми за свои счет, потом рассчитаемся", - отвечают на том конце провода. У румын еще руководители делегации, насчет выпить не дураки. Взял им два коньяка, икры - тогда все дешево было, но все-таки двести рублей "спалил". Прилетели за четыре часа до игры.

    Пока бегали, пока то, пока другое - уже на игру ехать. Приехали - судей нет. Я еще и судил ту игру с Величкиным. Кстати, деньги мне наши руководители так и не вернули.

    - Печально ваш рассказ закончился. А Карпенко какое отношение имел к "Мотору"?

    - Самое прямое: он работал на моторном заводе помощником директора по кадрам. Был, как говорят, меценатом хоккейной команды еще с начала 60-х годов, когда ее из "Спартака" передали на завод. Надо ему отдать должное - занимался он всеми вопросами по команде: комплектованием, зарплатой, премиальными, квартирами и т. д. И тренеров, кстати, подбирал сам. И только благодаря ему и наличию Дворца спорта "Мотор" сохранял себе место в классе "А", когда должен был покинуть его.

    - Но практика приглашений иногородних игроков в барнаульскую команду существовала еще и до Карпенко.

    - Первым известным хоккеистом у нас стал играть игрок из новосибирского "Динамо" Владимир Чернов, имеющий уже опыт выступлений в классе "А". Благодаря его игре барнаульский "Спартак" в сезоне 1955-56 гг. занял в Омске третье место на первенстве РСФСР (Сибирская зона). Но на следующий сезон Чернов уехал в Сталинск, и игра команды заметно поблекла. Осенью 1957 года Федерация хоккея СССР проводит интересный эксперимент: в сибирскую "глубинку" из челябинского "Авангарда", игравшего в высшей лиге, приезжают хоккеисты - Столяров, Никонов и Бурачков. Они проводят показательные занятия с хоккеистами "Спартака", совместные тренировки. Столяров в это время исполняет обязанности тренера-консультанта. С началом чемпионата страны они возвращаются в Челябинск. А на следующий год в "Спартаке" появляется тройка московских игроков: Олег Савельев, Геннадий Зурин и Борис Чубаров. Олег Савельев, кроме того, хорошо играл и в футбол. Помните известный фильм о матче "смерти" между игроками киевского "Динамо" и фашистской командой "Люфтваффе"? "Третий тайм" назывался фильм. Так вот в нем Олег Савельев снимался. Помните симпатичного, сильного телосложения немца, выполняющего пенальти в ворота динамовцев?

    - А когда команда была передана моторному заводу, Карпенко приглашал кого-нибудь из известных игроков в "Мотор"?

    - Возможно, команда хороших возможностей у нас появилась бы где-то в 1963 году. За год до этого в Барнауле проходили зональные соревнования первенства РСФСР по второй группе, в, которых играла и сборная команда Алтайского края. Выиграй эти соревнования наши хоккеисты и, возможно, когда уже был бы сделан снова шаг в класс "Б", на нашу команду вновь бы обратили внимание руководители города. Но алтайская команда проиграла неожиданно прокопьсвцам, и на ней был поставлен "крест" и на хоккее тоже. Все силы в этот момент в городе были брошены на футбол, и "Темп" дважды становился чемпионом зоны подряд. При всеобщей футбольной эйфории хоккей как-то отошел на дальний план. И вновь о нем вспомнили, когда в феврале 1965 года в Рубцовске проходил финальный турнир первенства РСФСР среди команд второй группы. Я на этих соревнованиях был главным судьей и хорошо запомнил, что в тот период времени мне совершенно случайно попалась на глаза записка самого Карпенко, в которой он писал, что приглашает в "Мотор" игрока усть-каменогорского "Востока", известного в недалеком прошлом хоккеиста, мастера спорта, игравшего в свое время и в ЦСКА и сборной страны - Александра Черепанова. Однако тот был серьезно не в ладах со спортивным режимом, и хоккей для него уходил уже на второй план. Тогда, кстати, рубцовское "Торпедо" заняло второе место и получило путевку в класс "Б". Учитывая просьбы спортивных организаций края, Федерация хоккея СССР предоставила место в классе "Б" и нашему "Мотору".

    - А класс "А" наш "Мотор" получил осенью 1967 года, благодаря построенному Дворцу спорта.

    - Да, и довольно легко, можно сказать - моментально. Строили этот Дворец спорта всем городом. Его проект был готов уже к 1958 году, но строить начинали не его, а рядом - ниже, где сейчас находится спорткомплекс "Обь", и еще ниже. Были выделены под это строительство спартаковского спорткомплекса очень большие деньги. Построить там планировали стадион "сорокатысячник", плавательный бассейн, спортивные площадки и прилегающие к ним административные здания. Строительство начали: был заложен фундамент под некоторые здания, расчищена часть территории под строительство, освоена часть средств, но в этот момент к Барнаул приезжает Никита Сергеевич Хрущев, и после его отъезда все строительные объекты были "заморожены". Что уж он там такого сказал, сейчас установить сложно, но факт остается фактом: все сделанное оказалось брошенным, и только в середине 60-х годов этот "долгострой" начали разбирать. Подгоняли краны, технику и рушили уже возведенные до второго этажа здания. А сам Дворец спорта был построен перед Новым 1967 годом (24 декабря) только благодаря руководству строительством первого секретаря крайкома партии по промышленности Михаила Витальевича Васильева. Им был создан совет директоров городских предприятий, который он очень часто собирал. Директора предприятий докладывали ему, что сделано за период времени. Каждое предприятие выделяло рабочих на строительство Дворца спорта, производило отчисления, и можно сказать, что это сооружение было построено за счет предприятий. Также под руководством Васильева в конце 60-х годов строились наши лучшие стадионы города - "Динамо" и "Локомотив" в рекордно короткие сроки.

    - Какова роль Юрия Михайловича Карпенко в деле развития алтайского хоккея? Как ему удавалось отстоять "Мотор" в годы его неудачной игры?

    - В конце 50-х годов Карпенко работал на моторном заводе и был председателем совета физкультуры, так как очень любил спорт. А когда у него на заводе появилась команда мастеров, он стал вникать во все нюансы хоккейного коллектива. В частности, уже первый тренер "Мотора" был приглашен из Москвы (мастер спорта СССР Борис Павлович Соколов). Большое значение для нашей команды имел приезд в Барнаул, на турнир по случаю открытия Дворца спорта, ответственного секретаря Федерации хоккея РСФСР Григория Мкртычевича Мкртычана. Здесь, в Барнауле, Карпенко более близко познакомился с Мкртычаном и пришелся тому по душе. В дальнейшем, будучи в Москве по делам, он неизменно навещал Мкртычана и решал оперативно вопросы с ним по "Мотору".

    Нельзя не принимать во внимание и тот факт, что Карпенко и Алексей Рассохин, работавший у нас в Барнауле в строительном тресте, были женаты на сестрах, то есть были свояками. Рассохин был очень приличным волейболистом и служил, и жил одно время вместе с Всеволодом Михаиловичем Бобровым. Хорошо знал его и, пользуясь случаем, познакомил того с Карпенко. После этого у Карпенко в Москве стало проблем еще меньше. И когда "Мотор" занимал последние места в зоне, Карпенко неизменно выезжал в Москву, решал многие вопросы, и "Мотор" буквально чудом сохранял место в классе "А".

    - Геннадий "'Михайлович, кто из барнаульских судей мог бы судить на более высоком уровне?

    - В 60-х годах в Барнауле было очень много судей, но из молодых быстрее всех прогрессировал в судействе Борис Широнин. Он достиг пика где-то в 1967 году, когда у нас были проведены турниры с участием команд первой и второй группы, а также товарищеские контрольные матчи команд высшей лиги. Вот тогда старший тренер усть-каменогорского "Торпедо" Юрий Николаевич Баулин и второй тренер "Крыльев Советов" Альфред Иосифович Кучевский очень высоко отозвались о судействе Широнина, но Борис уже решил посвятить себя военной карьере офицера. В 60-х годах я в течение девяти лет был председателем краевой федерации хоккея. В это время массовый хоккей на Алтае стал набирать силу. Появились команды в Бийске, Рубцовске и Барнауле. В 70-х годах уже было где-то 12 команд, участвующих в краевых соревнованиях среди взрослых команд. Срочно нужны были новые арбитры. Так появились арбитры Николай Игаев и Игорь Щеглов. Особенно во многом мы помогали в становлении как судьи Николаю Игаеву.

    - Геннадий Михайлович, сколько лет вы посвятили хоккею?

    - Восемнадцать сезонов. За это время судить пришлось и матчи команд второй лиги и первой. Только большая любовь к этой замечательной игре и позволила мне так долго жить в хоккее.

    Нет, Геннадий Михайлович Лихоманов не ушел из хоккея: его можно почти всегда увидеть на хоккейном матче - "Мотора", когда тот играет в Барнауле. И когда мы слышим под сводами Дворца спорта его голос, доносящийся до нас из динамиков, объявляющий составы команд, сердце привычно сжимается в ожидании большого хоккея.

    Лямкин В.Н.

    Последнее обновление: 2.08.2000

  • Сайт болельщиков хоккейного клуба "Мотор" Барнаул, 1998-2006.
    При использовании информации, размещенной на сайте, ссылка на источник обязательна.
    Контактные адреса команды разработчиков сайта.