ХК "Мотор" Барнаул. Архив. Николай Извеков.
Главная страница ХК МОТОР Барнаул
Архив
 Архив >  Люди алтайского хоккея >  Николай Извеков


НИКОЛАЙ ИЗВЕКОВ
ПЯТЬ ШАЙБ В ВОРОТА КОМАНДЫ ХАРЛАМОВА

Игра этого форварда "Мотора" приводила в ужас защитников других команд, вратари в панике бросали свои ворота и с отчаянием ломали клюшки об лед. Зрители громом аплодисментов встречали его появление на льду. Судья-информатор чаще других хоккеистов объявлял его фамилию, как автора очередной заброшенной шайбы. Кумир болельщиков, алтайский факир шайбы, баловень судьбы, хоккеист, которому многим обязан в становлении своей игры барнаульский "Мотор". Грозный снайпер, неудержимый бомбардир, а в жизни - "рубаха-парень"...


Николай Извеков. Фото начала 1970-х.

Легенда алтайского хоккея - Николай Извеков. Об этом хоккеисте на Алтае впервые узнали из газет 13 марта 1965 года, когда он был официально признан лучшим защитником финального турнира первенства РСФСР, который состоялся в Рубцовске. Играл тогда Николай за миасский "Труд".

- Родился я 9 февраля 1945 года в Челябинске и там мальчишкой научился кататься на коньках, а в десятилетнем возрасте начал тренироваться в детской команде трубопрокатного завода (в дальнейшем команда называлась "Восход") у тренера Старикова. У того самого, чей сын потом играл в "Тракторе", ЦСКА и сборной страны. В юношеском возрасте попал под опеку известного челябинского тренера Сергея Ивановича Захватова. В этой группе вместе со мной тренировались Борис Новиков, Анатолий Картаев, Гомаляко, Шабунин. После окончания школы меня перевели в миасский "Труд" вместе с Новиковым. Он потом играл в Чебаркуле и Ташкенте.

Играли мы за "Труд" до самого моего приглашения в "Мотор". Весной 1965 года выиграли турнир за выход в класс "Б" (в Рубцовске), кстати, опередив армейцев Хабаровска, омский "Авангард" и воронежский "Труд". Это я называю известные потом команды, которые вышли в первую лигу, а тогда они даже в класс "Б" не могли, попасть. Два сезона (1965-67 гг.) играл в классе "Б" за "Труд", и тут вдруг приходит телеграмма из Барнаула от администратора "Мотора" Серегина. Барнаулу дали класс "А", а своих игроков хорошего уровня было мало, вот они и стали приглашать. Меня, видно, подсмотрели в Горьком, когда я зимой 1967 года приезжал туда в челябинской сборной области на финал Спартакиады народов РСФСР (четвертое место). Видно, тогда и приглянулся первому тренеру "Мотора" (в классе "А") Анатолию Константиновичу Сорокину, который жил тогда в Горьком. Тот только закончил играть в хоккей, и его сразу же сосватали в Барнаул главным. Собрал он нас отовсюду: из Москвы, Горького, Новосибирска, ну и барнаульских было много. Пока на "земле"-то занимались, вроде все равны, а как на лед вышли - "кто в лес, кто - по дрова". Тогда он и начал подбирать состав. Ну, вроде ничего состав набрал - одна молодежь. Тяжело было играть. Желания играть у всех - "вагон", а умения не хватает. Да еще условия-то были "аховые": оклад 140 рублей, жили в малосемейном общежитии на Потоке, где занимали почти целый этаж. Семей своих почти никто не имел, питались кто как. Чемпионат начался, а все команды по подбору игроков сильнее нашей, по мастерству. Ну, а мы - на одном желании. Молодые были - играть хотели очень, старались.

- Как же удавалось побеждать такие команды, как "Звезда" из Чебаркуля?

- За счет самоотдачи, самоотверженности. У меня "масть" тогда пошла...

За "Звезду" тогда Гусев с Харламовым играли, в воротах тоже парень хороший стоял, по кличке - "Дед", а вот фамилию забыл его... Все мне тогда удавалось: будто летал по площадке, брошу - гол, замыкаю передачу - гол, в падении - гол... Да, пять шайб забил, даже в "Футболе - хоккее" написали. Болельщики, так те с ума сходили: орали три периода, как бешеные. В раздевалку захожу - все поздравляют, а Сорокин при всех дает "полтинник", свой, наверное. Он мне дороже был всех "стольников", которые потом заработал.

- Николай, а как вам удавалось часто забивать даже хорошим командам?

- Работал много над своим "щелчком", на спор бросал и обыгрывал своих вратарей на тренировках. Особенно работал над обводкой, катанием. Наши вратари даже обижались иногда, когда их "доставал" шайбой.

Помню, раздевается тот же Гера Сурков после тренировки, а у него ноги все синие: через щитки шайбой пробивал. В Калинине шайбой насквозь сетку пробил - гол. Однако судья не засчитал, думал, что мимо, а может, специально не засчитал. Точно такую же шайбу забил в Хабаровске, и опять не засчитали - обидно было: проиграли в одну шайбу. В Караганде с красной линии дважды забрасывал, только в разные годы, точно сейчас не помню: где-то в середине 70-х. Вообще с Карагандой играли легко, хотя и команда у них хорошая была.

- Когда было интереснее играть?

- Пока молодой был, конечно. В первый сезон интересно играть было: команды все сильные и новые, и тройка у нас хорошая была - Геннадии "Куприянов, я и Олег Мурашкин. Гена особенно был хорош: катание отличное и площадку хорошо видел. Очень полезно действовал. Жалко, погиб трагично, когда уже закончил играть. Хоронили его в Горьком, на его родине. Игрок был!

- А в 70-х годах?

- При Михайлове, конечно, солидная команда была. Он вообще очень требовательный был и дело свое знал досконально. Уже тогда у рижан подсмотрел игру в четыре звена, и нам приходилось тоже эту тактику перенимать, благо, играть было кому: все звенья более-менее сильные были. Да и гибкий был - не чета остальным. У каждого звена был свой план действий, своя тактика. По ходу игры мог все поменять, а кто не справлялся с заданием - посадить на скамейку. Помню, в Новокузнецке с "Алюминщиком" играем - команда так себе, а игра не заладилась: не забиваю из таких положений, что самому странно. Михайлов меня тогда в запас посадил вместе с Куприяновым и Шлюнько. Тех за компанию, наверное. Ну, сидим, а зло берет - играть хочется, уже замерзать стали, а он даже на нас не смотрит. Полтора периода прошло, тогда снова выпустил. Мы тут же три шайбы и забросили. Вообще считаю эту нашу тройку самой лучшей во все времена "Мотора". Были и другие хорошие тройки, но в основном в них был один-два лидера, а у нас все играющие и забивающие были.

- Кто вам больше всех нравился из наших игроков?

- Я их уже называл. Еще Борис Спирин очень хорош был, Слава Бугорский, Андрей Лопатин мог бы лучше играть, если бы хотел. Потом, когда я заканчивал уже играть - защитником был и играл в паре с Сергеем Лапердиннм. Умный был защитник, созидательного плана.

- А в других командах кто нравился?

- Таких много было, особенно до середины 70-х годов, до расширения второй лиги. А вот из защитников запомнился Вадим Куликов - глыба! Действовал очень жестко, но где-то на уровне правил игры. Сбить с ног мог любого, даже испугаться не успевали - напрочь! В Златоусте защитник очень крепкий был, Коля, фамилию забыл - светлый такой. На что уж у нас Валера Евтушенко, гренадер был, но тот не уступал. Помню, в Барнауле они схватились, бьются насмерть. Двумя командами не могли разнять! Минут пять не играли - драка ужасная: стенка на стенку. Побоище! А в Златоусте и того хуже: я уж "Большому" (Евтушенко) говорю, чтобы не лез, не усугублял - куда там! Страшно вспомнить, как они били друг друга! Я понимаю Валерку - уступать нельзя было. Вот так и утверждали себя защитники, дедовскими методами. У них своя "кухня" была. Соревноваться с ними в кулачном бою было бесполезным занятием.

- Как вас наказывали тренеры за нарушение режима?

- Всех одинаково. Особенно крутым был Михайлов: за опоздание к отбою, курение - штраф 50 рублей. Быстро к порядку приучил. Выпивка тоже была редким явлением и только в домашних условиях, весьма умеренно.

- Сколько лет вы отдали "Мотору"?

- Четырнадцать. Мог бы еще играть, но уже 36 лет было, надоело, правда. Здоровье уже не то, да и мотаться по городам устал: бессонные ночи в аэропортах, поездах, тренировки и матчи на морозе. Лучшие годы-то ушли. И так сыграл немало.

Лямкин В.Н.


Последнее обновление: 2.08.2000

Сайт болельщиков хоккейного клуба "Мотор" Барнаул, 1998-2006.
При использовании информации, размещенной на сайте, ссылка на источник обязательна.
Контактные адреса команды разработчиков сайта.