Виктор Степанец :: История ХК "Мотор" Барнаул :: Люди
Главная страница ХК МОТОР Барнаул
Архив
 Архив >  Люди алтайского хоккея >  Виктор Степанец

ВИКТОР СТЕПАНЕЦ

Болельщики "Мотора" 80-х годов, конечно же, помнят незаурядную игру Виктора: его результативные подключения в атаку, мощные выстрелы от синей линии, уверенную игру в обороне. Не обладая какими-то выдающимися физическими данными, он тем не менее являлся, пожалуй, самой колоритной фигурой обороны "Мотора" 80-х. Без него невозможно себе представить нашу команду, которая в течение трех зим (1984-87 гг.) неизменно входила в число призеров зональных соревнований первенства СССР.

Статистика знает все. И если сравнивать результативность этого защитника с достижениями других барнаульских защитников, то Степанец далеко вырвался вперед и является явным лидером "Мотора" советского периода. Однако, не в этом основная сила этого защитника. Основная - полная самоотдача от первой до последней секунды в любом матче при том, что он никогда не забывал о своих прямых обязанностях и поэтому всегда считался одним из лучших защитников "Мотора". И когда из команды последовательно ушли тренеры Леонид Киселев и Владимир Шевченко, то Степанец последовал за ними в омский "Авангард", чтобы помочь им вывести новую команду в высшую лигу советского хоккея. Именно в тот сезон пару защитников Степанец - Капуловский в "Авангарде" называли самой стабильной. После окончания карьеры хоккеиста он очень хотел работать тренером в Барнауле, но не нашел здесь взаимопонимания и востребованности. Поэтому пришлось уехать в другой город...

Виктор Степанец. Защитник. Родился 5 января 1960 года. Воспитанник хоккейного клуба "Торпедо" (Рубцовск), в котором играл шесть сезонов на первенство СССР среди команд класса "Б" (1975-81 гг.). В барнаульском "Моторе" провел также 6 сезонов (1981-82, 1983-88 гг.) и забросил 57 шайб. Кроме этого играл в прокопьевском "Шахтере" (1982-83 гг.), забросил 5 шайб и омском "Авангарде" (1988-90 гг.) забросил 10 шайб. Работал тренером в КЦОР, затем в омском "Авангарде" с юношами 1986 года рождения. С 2001 года работает с юношами 1988 года рождения в тольяттинской "Ладе".
- Начинал я играть в хоккей в детской команде "Звезда" при ЖКО АТЗ в Рубцовске у тренера Николая Ивановича Тараканова. Он был очень жизнерадостным человеком, пацаны тянулись к нему. Прекрасный был детский тренер. Под его руководством я и дошел до класса "Б". В то время в классе "Б" играли неплохие команды: "Заполярник" (Норильск), "Темп" (Юрга), "Зауралец" (Курган), "Звезда" (Чебаркуль), "Янтарь" (Томск), "Сельхозвузовец" (Челябинск) и др. Мне только исполнилось 16 лет и меня пробовали в "Торпедо" на разных позициях: в обороне, в атаке. В матче с Чебаркулем я забросил первую свою шайбу. Играть было нелегко, так как молодежи в то время играло мало, а среди мужиков нужны были хорошие физические данные (рост, вес), а мне их не хватало. Мне довелось поиграть и против команд Златоуста, Верхней Салды, Ангарска, Дальнегорска и других городов. Это было здорово, что среди них было немало самобытных команд и я считаю, что советский хоккей много потерял от упразднения команд класса "Б": молодым негде стало играть. В нашем "Торпедо" из молодых были только двое - я и Женя Жданов. Он был нападающим и выделялся заметно, а после того, как его стали преследовать травмы и он сломал позвоночник, ему пришлось закончить с хоккеем.

В 1976 году нас пригласили играть за юношескую команду "Мотора" в Новосибирск на Всесоюзный финал десяти лучших юношеских команд - победителей зональных соревнований. Тренером той команды был Юрий Александрович Курзенев. Он запомнился мне очень жестким, требовательным, не переносящим поражений, тренером. В любой игре, даже с более сильным соперником, он настраивал команду только на победу: выходи и обыгрывай - ты ничем не хуже. Не любил трусов. Поражение для него было катастрофой. Но даже он ничего не мог изменить. Впервые попав на такой форум, мы оказались значительно слабее остальных участников (от автора: на этом турнире чемпионами СССР среди юношей стали горьковские торпедовцы, обыгравшие в решающем матче за первое место ленинградских армейцев - 8:7. В итоге у обеих команд оказалось одинаковое количество очков и чемпион определился по этому результату. Третье место заняла новосибирская "Сибирь", 4 - "Олимпия" (Кирово - Чепецк). 5. "Торпедо" (Усть-Каменогорск). 6. "Спартак" (Москва). 7. "Трактор" (Челябинск). 8. "Салават Юлаев" (Уфа). 9. "Кристалл" (Саратов). 10. "Мотор" (Барнаул). Лучшим защитником был признан ленинградец Алексей Касатонов. В числе лучших были нападающие ленинградцев Андрей Андреев и Николай Маслов, защитник горьковчанин - Юрий Вожаков и их нападающие - Вячеслав Рьянов, Александр Пушников, Анатолий Тарасов, Геннадий Курдин. Многие из них затем выступали за сборную юношескую СССР на чемпионате Европы в ФРГ в апреле 1977 года, где заняли третье место).

Для меня этот турнир стал большим уроком - я увидел самую талантливую молодежь в стране. В нашей команде тогда я бы отметил Андрея Соловьева, Юрия Ходоренко, Сергея Семенова.

Затем я вернулся в Рубцовск и долгое время играл там. Тренером у нас в "Торпедо" был Виктор Иванович Щекотихин, непререкаемый авторитет которого благоприятно сказывался на успехах команды. Кстати, его в свое время приглашали тренировать усть-каменогорское "Торпедо" и эта команда при нем неплохо выступила. Он доверял молодым игрокам и свое дело знал. Когда он вернулся из первой лиги (из Усть-Каменогорска) его нужно было смело приглашать в "Мотор", но этого не произошло, хотя предпосылки для работы здесь были хорошие. Директором моторного завода был тогда Михаил Иванович Воронин, работавший до этого в Рубцовске на АТЗ. Он ходил тогда на все матчи "Торпедо", которые проводились на морозе, и был со Щекотихиным в очень хороших отношениях. А здесь в Барнауле он на хоккей вообще не ходил, хотя когда старший тренер "Мотора" Леонид Георгиевич Киселев попытался с ним наладить контакт, он ему помог: выделил для команды несколько квартир. В частности, в Рубцовске он помогал "Торпедо" очень сильно. Когда меня в 1979 году Виталий Васильевич Яковлев, работавший тогда тренером "Мотора", пригласил в Барнаул, я очень удивился, что зарплата у игроков в три раза меньше, чем у меня в "Торпедо", хотя мы играли только в классе "Б". Нашу команду в Рубцовске очень любили и народу на хоккей собиралось очень много, так как этот вид спорта в городе был тогда ведущим. Это уже когда появилась футбольная команда класса "А", то началось распыление средств: завод стал помогать и футболу. Когда хоккейный класс "Б" разогнали, то я приехал в Барнаул. Здесь, к сожалению, в то время, проблемы команды ни то чтобы не решались, а мне показалось, что они и не поднимались. Во всяком случае, поиграв в "Моторе" год (команда тогда заняла высокое 7 место), мне пришлось подыскивать себе место: из команды ушел старший тренер Юрий Николаевич Михайлов и игроки стали разбегаться так как командой никто не занимался всерьез. "Седой" уехал и мы, подождав еще немного, стали тоже уезжать кто куда. У меня уже было в то время двое сыновей в Рубцовске и я вернулся домой, и... устроился просто работать. Правда, вскоре мне позвонил из Прокопьевска бывший барнаульский защитник Владимир Борисов и сказал, что меня ждут в "Шахтере". Там уже были и другие барнаульцы - Николай Тельтевский и Сергей Лапердин. Мы пробыли там один сезон, хорошо выступили. Там я играл в первом составе вместе с Сергеем Шипулиным.

Меня трижды приглашали в усть-каменогорское "Торпедо": один раз - я не решился сам, второй раз - просто разминулись, когда они меня искали, но не сумели найти, а в третий раз - я уже сознательно отказался ехать с ними в Свердловск на предсезонный турнир "Каменный цветок". Отказался потому, что я реально оценивал свои силы в тот момент, когда мы были на сборах с тренером Анатолием Николаевичем Сыроежковым в пионерском лагере "Крылатых". Это было летом 1983 года. Вот такие условия подготовки были у команды мастеров! И что я буду делать в "Торпедо" на "Каменном цветке" (где играли команды высшей и первой лиг - "Автомобилист" (Свердловск), СКА (Ленинград), "Сибирь" (Новосибирск), "Молот" (Пермь) после пионерлагеря? Ехать в "Торпедо" нужно было раньше, а когда я уже согласился на предложение Сыроежкова играть в "Моторе", меня уже связывали с командой обязательства и в ее интересах я остался. Постепенно набирал форму в игре с сильными командами. Надо сказать, что по тем временам никто особо вопросами команды не занимался и Сыроежков первым попытался что-то сделать для "Мотора" существенное. Во всяком случае на заднице не сидел, а что-то предпринимал, искал каналы, связи налаживал. Мне, кстати сказать, он обещал в Барнауле жилье. Мы договорились на 3-комнатную квартиру (только, чтобы она была не на первом и не на последнем этаже и чтобы не была "хрущевкой"). Однако обещания свои он не выполнил. Видимо, не смог. Мне предложили 2-комнатную "хрущевку" на первом этаже, и я ее не взял. Получился конфликт и он меня отчислил, чтобы не быть должным, якобы за "пьянку". А я вообще не пил и не курил - готовил себя к большому хоккею. Понимал, что кроме него в жизни я делать ничего не умею. Тогда впервые в жизни я пожалел, что остался играть в Барнауле.

Семья требовала внимания и средств и я пошел работать в Рубцовске на хлебокомбинат, в три смены. Играть в "Моторе" я не собирался, но в судьбу опять вмешался случай. Сыроежков уехал учиться в Москву, а на его место приехал омский тренер Киселев. И Тараканов посоветовал мне ехать в "Мотор": дескать, новый тренер собирает новую команду, новые люди в "Моторе" - начальник команды Валентин Васильевич Подолько и второй тренер - Владимир Андреевич Шевченко. Я долго сомневался и пришел в "Мотор" без предсезонной подготовки. Было трудно, но эти люди мне очень помогли и я им очень благодарен. Они помогли мне восстановиться и перевестись в пединститут, который я в 1988 году и окончил. С их приходом команда резко улучшила свою игру. Киселев просто заставил нас работать, наладил игровые связи, дисциплину, и произошел качественный скачок в игре. Мы впервые заняли второе место. Киселев решил многие бытовые и финансовые проблемы. При нем команду стали одевать и обувать, получать квартиры и покупать машины, зарабатывать достойные деньги, съездили впервые за границу, в Северную Корею. И нам нельзя было подводить своих болельщиков, так как и администрация моторного завода при Киселеве стала нам очень помогать. Сезон сложился очень удачно и мы вышли в финальный турнир победителей зон второй лиги (от каждой из трех зон выходили по две лучшие команды), хотя перед сезоном такой задачи, понятно, не стояло. Все произошло уже в ходе чемпионата: появился шанс и мы его использовали. В финальном турнире против нас играли уже известные в советском хоккее команды и знаменитые хоккеисты. Так в челябинском "Металлурге" играли Николай Макаров, Валерий Белоусов, Николай Шорин, Игорь Кривошлык, Михаил Природин, Сергей Хрущев! В калининском СКА МВО - игроки воскресенского "Химика" Обухов, Квартальнов, Ванин! В карагандинском "Автомобилисте", который и выиграл этот турнир, особых звезд не было, зато хорошо была поставлена игра. В ташкентском "Бинокоре" один центральный нападающий Игорь Грачев чего стоил! В воротах тогда у ташкентцев стоял барнаулец Владимир Риб. И вот только рязанский "Станкостроитель" в этом турнире выглядел послабее остальных. В принципе, считаю, что играть можно было со всеми, но начало для нас сложилось неудачно (от автора: в Калинине "Мотор" проиграл - 1:9, а в Рязани - 1:5, затем в Барнауле - "Автомобилисту" - 3:4. Причем решающую шайбу карагандинцы забросили за пять минут до конца при игре в меньшинстве. Пожалуй, это и была ключевая игра в турнире для "Мотора", так как уже в следующей, через два дня, дома последовало очередное сокрушительное поражение от "Металлурга" - 3:8, хотя до середины этого матча ничто не предвещало разгрома и счет был минимальным - 2:3). Опять же не все оказались готовы к матчам более высокого ранга. Хотя бы один из матчей с "Бинокором" мы должны были выиграть и тогда у нас появился бы шанс на четвертое место из шести, которое и заняли ташкентцы, а мы были последними. Две команды - Караганды и Калинина вышли в первую лигу и вдруг... первую лигу расширяют до 20 команд, поделив ее на две зоны. Оставляют две последние команды (Оленегорск и Пермь) и добавляют четыре(!) из нашего финального турнира! Вот он и был наш шанс, и я сейчас жалею, что Барнаул тогда остался без первой лиги. А поменяйся мы местами с "Бинокором" и как бы тогда? В следующем сезоне мы уже серьезно готовились к сезону, доукомплектовались. Появились молодые быстрые ребята - Варламов, Селезов, Демкин, Андрющенко, и более опытные - Сердитов, Григорьев. Но против нас все играли с большим подъемом, так как мы уже считались лидерами и на нас проверяли себя. Мы прилично закончили чемпионат - на третьем месте. Могли занять и второе, но последние шесть матчей играли на выезде, причем с соседними по таблице командами - "Соколом" из Красноярска и "Шахтером" из Прокопьевска. И сыграли неудачно. В целом же у нас в команде появились хоккеисты с приличными результатами (от авт.: Вячеслав Бугорский в том сезоне стал лучшим бомбардиром Восточной зоны, забросив 46 шайб, а Виктор Степанец с 18-ю шайбами был самым результативным защитником в зоне и вторым в лиге среди всех защитников 33 команд). Все это стало получаться только из-за серьезного отношения к команде со стороны руководства моторного завода, а соответственно и игроков к своим обязанностям. Никто ведь не хочет добровольно терять работу, которая хорошо оплачивается.

Следующий сезон был еще более трудным и интересным. Мы сумели занять в своей зоне второе место вслед за новокузнецким "Металлургом" и вышли в финальный турнир "восьми" (где играли с хоккеистами Ленинграда, Нарвы, Альметьевска, Магниторгорска, Куйбышева, Нижнего Тагила и Красноярска). И заняли четвертое место, пропустив вперед только первые две западные команды и красноярцев.

С уходом из "Мотора" старшего тренера Киселева все стало возвращаться на круги своя. Омский "Авангард", который мы били прямо в Омске со счетом - 8:0 еще в прошлом году, в этом с первого захода под руководством Киселева занял первое место в уральской зоне (довольно мощной по составу) и вышел в первую лигу. В этот момент в "Мотор" пришел старшим тренером нижне тагилец Виктор Михайлович Стройнюк, до этого работавший в Ангарске с "Ермаком", а помогал ему Шевченко. Они работали вместе довольно хорошо и мы вышли в четверку на первом этапе, а дальше опять попали в финальный турнир (ШВСМ из Минска и Риги, "Прогресс" из Глазова, свердловский "Луч", два "Сокола" из Красноярска и Новочебоксарска, ташкентский "Бинокор", "Кренгольм" из Нарвы и "Спутник" из Нижнего Тагила).

Мало кто ждал от нас тогда успехов, но с первого же выезда по западу привезли 6 очков из восьми, привезли очки и с Урала. Играли со всеми на равных, хотя состав у нас был из-за ценза намного моложе (от авт.: перед сезоном был введен возрастной ценз, суть которого была в том, что в команде не должно было быть более пяти хоккеистов старше 25 лет). У нас была проблема с вратарями, особенно когда выбыли из команды Сергей Кобылин и Валерий Кузякин (из-за травмы почки). Тогда даже в командах второй лиги (соответствуют нынешней высшей лиге) играли хорошего уровня хоккеисты. Так в Глазове играл Костя Астраханцев, который потом станет чемпионом мира (от авт.: в 1993 году в Мюнхене, будучи игроком сборной России и "Трактора"), в Риге Михаил Шостак и Вячеслав Фандуль, в Новочебоксарске Альфред Фаткуллин, и многие другие. Из-за ряда проблем мы заняли седьмое место, а меня Киселев пригласил к себе в Омск, так как "Авангард" сразу же вышел в первую лигу. Конечно, уровень игры в первой лиге заметно отличался: все-таки там играли победители второй лиги и неудачники высшей. Приблизительно это была лига по силе равная нынешней Суперлиге, если учитывать, что те, играя тогда в высшей лиге, с успехом потом, да и сейчас, играют за границей. То есть, все кто хотел уехать - уехали. У меня не было особых проблем, так как я играл в первом составе, исправно забивал и в следующем сезоне мы уже попали в переходный турнир, но мне пришлось уйти из команды по семейным обстоятельствам. Конечно, до сих пор жалею, что закончил играть в 30 лет. Мог бы поиграть еще в "Моторе": я предлагал свои услуги с условием, что буду играть только в домашних играх. Но Бугорский меня не взял в команду. Я собственно поэтому и вернулся домой, что у меня здесь была семья. Жизнь врозь - это не жизнь. "Мотор" как раз много очков отдавал дома и если бы удалось подтянуть игру в домашних играх, то можно было рассчитывать на высокое место. Однако меня не взяли...


Виктор Степанец (слева) и Владимир Капуловский.
Омский Авангард конца 80-х.

В Барнауле я долго не мог устроиться на работу в училище олимпийского резерва, но все-таки через три месяца меня взяли на группу 1974-75 гг. рождения. У меня занимались Карпов, Лопатин. Горенко, Рябий, Чечин, Козловский и др.

Задача тренера - готовить игроков высокого уровня. Не для нашей глубинки, а на перспективу, чтобы они могли играть в классной команде, а для этого тренеру нужно самому соответствовать, знать это все, уметь объяснить и показать. У нас же в Барнауле получается так: все знают все, а научить не могут. Нет игроков с Алтая и все тут. Пока занимаются с ними в коробке, на морозе, в любое время, то результат еще есть, а как только переходят тренироваться во Дворец спорта, то начинаются проблемы со льдом. То по два возраста одновременно катаются, то тренировки по 50 минут, то концерты во Дворце. С этого и начинается отставание от Новокузнецка и особенно Усть-Каменогорска, где по два льда задействовано. А детский хоккей в Барнауле хорошего уровня, много интересных ребят. Все ведь зависит от специалиста, который работает с детьми, от его знаний. А у нас как в Барнауле? Поставили работать с детьми, и, значит, ты уже - тренер. Пять-шесть лет позанимался с ними и никого не подготовил. Значит, считают, не повезло с возрастом - не тот набор... и дают работать с другой группой. А я считаю, что при команде мастеров должна быть школа, где бы работали высококвалифицированные специалисты. В свое время я попросил своего товарища Валерия Григорьевича Панина, работавшего с резервом тольяттинской "Лады", посмотреть на Евгения Чечина и Алексея Козловского. Он приехал в Барнаул, посмотрел и ребята ему понравились, но их родители были против переезда в Тольятти. Считали, что рано еще. А мы считали, что поздновато. Панин уехал, а Чечин, спустя некоторое время, месяц за мной ходил. Просил, чтобы я ему помог уехать туда. То же самое и по Якубову. Не поехали бы они туда и так бы осели здесь навсегда. Собственно, я сам, в свое время, совершил главную ошибку в жизни, что не поехал в Усть-Каменогорск, когда приглашали. Не поехал - так и остался играть здесь в Сибири, хотя и поиграл с такими "китами", как Коля Мариненко, Игорь Жилинский, Игорь Корешков, Эдик Поляков, Олег Бурлуцкий... У нас здесь нет школы, нет традиций, достижений, условий. А взять, допустим, Урал, так там, что ни город, то своя хорошая школа. В Омске не было - купили специалистов. Поэтому и играть всегда тяжело против команд, у которых собственные игроки имеют высокое исполнительское мастерство, технико-тактическую выучку. Уфа, Пермь, Челябинск, Магнитогорск, Свердловск. Под них тяжело подстроиться - они все играют своеобразно. Вы ведь заметили, что сейчас "Мотору" проще купить игрока, чем его воспитать. С каждым годом требования хоккея повышаются. Значит, что? В "Моторе" с каждым годом будут все больше играть чужие. Потому, что свои не соответствуют.

Я когда был пацаном, то видел игру "Мотора" 70-х годов и мне тогда нравились его игроки Евтушенко, Извеков, Яковлев, Курицын. Но они засиделись в Барнауле, а могли играть где-нибудь и повыше. Были и такие, что выделялись в юношах, а затем сами закончили. Если бы тренеры не делали из Юры Упорова любимчика (это был педагогический просчет), то, возможно, и из него получился бы мастер. А так он играл на себя и для себя. У Володи Варламова были прекрасные данные, и они должны были подкрепиться игрой. Но он рано возомнил о себе, стал набивать себе цену и чтобы спустить "мальчика" на землю, его хотели отдать в армию в СКА (Новосибирск). Такие приемы существуют у тренеров. Володя не пожелал. У него объявился какой-то родственник на Дальнем Востоке... и он попал в морфлот. Жалко, парень мог играть. Обратный пример - Игорь Андрющенко. Его тренер, видя всю бесперспективность нахождения парня в Комсомольске-на-Амуре, порекомендовал его Киселеву в "Мотор". Игорь ничем особо не выделялся: работал на тренировках, да и работал. Прошло время и он начал здорово играть. Потому, что это ему было нужно.

Из всех специалистов хоккея, у кого я тренировался, лучшим считаю Виктора Михайловича Стройнюка, а из организаторов - Киселева. Таких людей, как Леонид Георгиевич, в России-то, может быть, два-три человека. Он из ничего может сделать команду, и очень быстро. Это другой талант - селекционера. Барнаулу очень повезло, что такие люди работали с "Мотором". Именно им и обязан барнаульские хоккей 80-х годов.

Вновь я оказался в Омске, спустя несколько лет, по бизнесу. Там я жил на квартире у знакомых и в свободное время находился во Дворце спорта. Смотрел за всеми тренировками подряд в течение года, сравнивал, анализировал, а потом, когда директором школы "Авангарда" стал Игорь Жилинский, то он пригласил меня к себе работать.

На выбор мне было предложены группы 1984, 1985 или 1986 годов рождения. Я взял самую младшую, так как их еще не надо было переучивать и можно было в оставшееся время чему-либо научить. Это была команда одного игрока - Димы Шитикова: он в течение одного сезона в зоне "Урал" забросил за "Авангард" 86 шайб. Это был, наверное, рекорд два года назад. Сам он из Тюмени и жил в Омске в одной из семей, и если отнять его шайбы, то та команда заняла бы последнее место в зоне. Он вскоре уехал в ЦСКА. Взял я эту команду и начал работать, а сам жил на базе. Привез в команду двух барнаульцев - Другова и Петухова. И мы сразу же в зоне "Урал" (а он на голову, если не на две, сильнее зоны "Сибирь"), заняли третье место после челябинского "Трактора" и магнитогорского "Металлурга". Эти две команды и вышли в финал России, хотя мы сыграли с ними на равных, набрав по четыре очка, но отстали чуть-чуть (на очко). И в прошлом году нам не повезло опять: отстали на очко от этих же команд. Но уже сильнейшим был "Металлург". Здесь получилось так, что из "Трактора" ушел лучший игрок в ЦСКА - Коля Лемтюгов. На нем вся атака держалась у "Трактора". Получилось так, что эти команды и в России взяли медали: "Металлург" - золотые, "Трактор" - бронзовые. Мы были не хуже, но нас не пустили в финал. Как можно было составлять так календарь, что в последнем туре встречались эти команды в Челябинске? Одна область, одна федерация, одни задачи... Естественно, нам нужно было иметь запас в пять очков перед последним туром, чтобы они не расписали игры. Да, даже уже в этом возрасте. Магнитогорск был намного сильнее, но очки были разделены и мы в финал не попали. Петухова вернули в Барнаул, а Витя Другов стал одним из лучших игроков "Авангарда": он имеет хорошее катание, неплохо понимает игру, физические данные отличные, достаточно много забивает, играя центральным нападающим, имеет лестные отзывы специалистов хоккея в регионе. Думаю, что у него хорошее будущее. Однако даже обыграв в региональных соревнованиях три раза магнитогорцев - чемпионов страны, уступив им один раз, я оказался в Омске не нужен как тренер из-за разногласий с директором школы Копцовым (он и сам вскоре ушел в хабаровский "Самородок"). Мне пришлось уволиться и оставить свою группу Михаилу Анатольевичу Комарову, коренному омичу, ранее работавшему с райчихинским "Горняком", но вернувшимся в Омск из-за расформирования команды. Пришлось ехать работать в Тольятти (звали еще и в Уфу) и взять с собой трех своих ребят - Другова, защитника Никитина и вратаря Белова. Они уже играли за регион "Поволжье" и все трое получили приглашения в Ярославль, который и стал чемпионом среди регионов.


Виктор Степанец и президент Белоруссии Александр Лукашенко.

Регион Поволжья, конечно же, слабее чем Урал, но у меня в Тольятти лучше условия (проживание, питание, инвентарь и др.). Но даже эти условия не идут ни в какое сравнение с тем, что я увидел в Америке, куда мы ездили играть в 2001 году с юношами "Авангарда" 1986 года рождения, ездил и Другов. Турнир назывался "Кубок "Третьяка". Он сейчас в Америке набирает популярность. Владислав Третьяк сам прикладывает немало сил для его репутации. Это большой детский форум, который по нашим меркам собирает все команды 1986 года рождения со всей страны, включая чемпиона страны по этому возрасту - "Детройт", который тренирует отец Сергея Федорова. Мы там, в Чикаго, могли сыграть и более успешно, но нам не хватило времени подготовиться. Там хоккей не такой, как в России: более жесткий, быстрый. Это связано с тем, что площадки там меньших размеров, узкие, углов нет. Все движение на ворота. Нам очень сложно было перестроиться, поэтому мы сразу же проиграли первую игру, которая в итоге все и определила - нам не хватило этих двух очков. Во второй игре мы обыграли "Детройт" - 6:4, сыграли с магнитогорцами - чемпионами России - 2:2 и проиграли в последние восемь минут "Чикаго" - 0:2. Потом Магнитогорск обыграл их в финале, в дополнительное время. Я остался доволен своими ребятами.

Америка оставила очень сильное впечатление. Там нет такого, чтобы Дворец спорта имел один лед - везде два. Даже в пригороде Чикаго, где мы играли товарищеский матч, были два Дворца спорта в 50 метрах друг от друга и в каждом по два льда. Нигде не увидишь служащего, чтобы он не пропускал кого-то. Как, например, у нас на служебном входе. Все шесть дверей открыты для свободного входа, никакой пропускной системы. Там все доступно. В Омске же даже вертушку на вход поставили - как на заводе.

Мне очень понравилась форма проведения соревнований. Ребята играют два периода по 13 минут и третий - 14 минут. Выкладываются очень сильно, устают, конечно. Это связано с площадкой. Там все плотно, интенсивно, намного интереснее и зрелищнее. Нашим сложнее играть на "пятаке". Потому что американцы своих заставляют так играть. Там углов нет, шайбу там не покрутишь - приходится бросать, а затем добивать ее. Только в среднюю зону вошли, так уже пора бросать. Это зрителям больше нравится.

И вратари у них быстрее растут, у них лучше техника ловли шайбы. Не случайно это все - они больше в игре.

В "Ладе" у молодых ребят перспективы играть больше: тренеры там играть доверяют. Тот же молодой защитник Ежов (1985 г. рождения) играет в команде весь сезон. Хотелось бы подготовить к этому и своих ребят. За "Мотором" всегда слежу по печатным изданиям, переживаю. Успехи команды будут только тогда, когда появятся квалифицированные кадры, грамотные тренеры, умеющие работать. Пока же в Суперлиге нет ни одного воспитанника барнаульского "Мотора". Нужны ли еще какие объяснения, доказательства того, что здание начинают строить с фундамента?

Валерий ЛЯМКИН

Последнее обновление: 2.09.2002

Сайт болельщиков хоккейного клуба "Мотор" Барнаул, 1998-2006.
При использовании информации, размещенной на сайте, ссылка на источник обязательна.
Контактные адреса команды разработчиков сайта.
Фурнитура для одежды смотрите на сайте.