Владимир Незнамов :: История ХК "Мотор" Барнаул :: Люди
Главная страница ХК МОТОР Барнаул
Архив
 Архив >  Люди алтайского хоккея >  Владимир Незнамов


ВЛАДИМИР НЕЗНАМОВ


Каменный век Алтайского хоккея

Владимир Федорович Незнамов.

Родился 3 января 1929 года.
Вратарь хоккейных команд барнаульского "Спартака" (1955-59 г.г.) и "Мотора" (1959-60 г.г.). Играл в барнаульских футбольных командах "Молния" (1947 г.), "Спартак" (1948-49 г.г., 1953-57 г.г.), "Динамо" (1958 г.), "Мотор" (1959 г.) правым полузащитником.

Игру легендарного барнаульского хоккейного вратаря мне видеть не пришлось. Я родился в год создания хоккейной дружины "Спартака", в 54-м. В тот год вернувшийся из Новосибирска известный барнаульский футболист Василий Фомичев демобилизовался из армии и возглавил футбольную команду "Спартака", а когда наступила зима он предложил своим игрокам осваивать новый для них зимний вид спорта - хоккей с шайбой. По-быстрому сколотили хоккейную коробку вдоль улицы Пушкина, а с первыми морозами залили лед и стали тренироваться.


Владимир Сергеевич Фомичев
Первый тренер барнаульского "Спартака"


Владимир Чернов
Один из лучших нападающих барнаульского "Спартака"

Фото 1950-х годов
Василий Сергеевич Фомичев уже имел представление о хоккее: сам зимой 1953 года внимательно наблюдал за игрой новосибирского ОДО в товарищеских матчах против ленинградского ОДО и московской команды ЦДСА, а также против динамовцев Новосибирска. Кстати, в составе динамовцев тогда играл барнаулец Владимир Чернов, с именем которого будут связаны первые успехи барнаульского хоккея.

В начале декабря 1953 года приказом министра обороны СССР произошло объединение команд ВВС и ЦДСА и расформирование армейских команд на местах. В итоге лучшие армейские хоккеисты новосибирского ОДО перешли в "Динамо", а те, которые остались не у дел, и были лейтенантами, пошли служить в военкоматы. И как мне говорил Фомичев, "пока они думали и шарахались, я уже не оглядывался и вернулся в Барнаул". Чернов той зимой 1954 года в составе новосибирского "Динамо" стал чемпионом класса "Б" и его команда вышла в класс "А" (соответствие нынешней Суперлиги).

По тем временам новосибирский хоккей был флагманом сибирского хоккея. Новосибирское "Динамо" еще в 1949 году выиграло первенство РСФСР. Примечательно, что в этой команде тогда играл Петр Попов - будущая "звезда" барнаульского футбола 50-х годов. Наш футбольный кумир "Пека", игравший в барнаульских командах "Динамо" и "Урожай". В 1951 году динамовцы Новосибирска в первенстве РСФСР занимают третье место, а в 1952 году новосибирский ОДО - второе! В 1953 году в этой команде барнаулец Чернов играл против сильнейших команд страны на первом этапе первенства СССР. Спартаковцы Новосибирска в 1951-52 годах дважды становились чемпионами российского общества "Спартак". Капитаном той команды был бывший барнаульский спартаковец Лев Галятин. В середине 90-х годов он приезжал в Барнаул на хоккейные матчи "Мотора" в качестве инспектора и рассказал мне довольно много интересных фактов из истории алтайского спорта и в частности из жизни наших алтайских спортсменов.

Тогда ежегодно перед началом хоккейного сезона в Новосибирск приезжали на сборы армейские команды Москвы и Ленинграда, Риги и др. Суровый сибирский климат позволял в те годы уже в начале ноября иметь хорошего количества лед. И начиная с 1950 года новосибирские команды "Динамо" и ОДО постоянно играли спарринги с именитыми гостями, и многое почерпнули для себя, наблюдая за тренировочными занятиями Анатолия Владимировича Тарасова. От таких контактов новосибирский хоккей, естественно, только выигрывал. И только с постройкой искусственного катка в Москве, в Сокольниках, в 1956 году, поездки на сборы столичных команд прекратились. Однако, интерес к развитию хоккея в Новосибирске был уже огромен.

Барнаул в то время был хоккейной глубинкой, безнадежно отстав от соседей-новосибирцев на долгие десятилетия. Правда, в 1950 году руководство меланжевого комбината пригласило к себе в футбольную команду московского тренера Николая Кузьмича Алешина, мастера спорта по футболу. Он и стал тренировать команду комбината - "Красное знамя", которая играла тогда в первенстве РСФСР (статус нынешней второй лиги, где играет наше "Динамо"). Алешин еще до войны играл защитником в московских командах "Крылья Советов" и "Профсоюзы-2" в высшей лиге, а после войны играл на этом же уровне в куйбышевских "Крылья Советов". Когда он приехал в Барнаул, то ему было 37 лет. После окончания футбольного сезона он предложил своим игрокам осваивать новый для них вид спорта, хоккей с шайбой, но понимания не нашел. Тогда он организовал тренировки среди молодых 15-17-летних ребят, юношей. Их силами он построил на футбольном поле, что в парке БМК, хоккейную коробку "временку" и 26 ноября 1950 года там провел первый показательный матч между юношами "Красного Знамени" и "Спартака". Игра закончилась со счетом - 7:7. По этому поводу появилась заметка в газете "Алтайская правда" от 30 ноября, написанная самим тренером. Алешин обивал пороги городского и краевого комитетов по делам физкультуры, но понимания должного не нашел. Все ссылались на занятость соревнованиями по хоккею с мячом, в которых принимали участие аж девять команд. Тогда Алешин перед началом этих матчей стал проводить свои показательные с шайбой, что вызывало немалый интерес у публики. Об этом мне рассказал участник этих "представлений" Геннадий Михайлович Роганов, который именно в ту зиму 1950-51 годов в 17-летнем возрасте и научился кататься на коньках у Алешина. За одну зиму. А в начале 60-х годов Роганов уже считался мэтром барнаульского хоккея и московский "Локомотив" приглашал его к себе.

Так вот, Алешин все-таки нашел понимание в спортивных обществах Барнаула "Искра", "Динамо" и "Спартак", которые закупили форму для хоккея с шайбой, а заместитель заведующего горздравотделом по физкультуре и спорту Семен Иванович Банников пообещал построить шайбистам настоящую хоккейную коробку.

И шайбисты поверили: "А чудаки такие еще есть, что полной грудью вдыхают эту "смесь", а срока было сорок сороков..." Обещанного в России, как известно, привыкли ждать три года. Но и это время прошло, и тогда хоккеисты написали жалобу в крайисполком, а тот уже 4 ноября 1953 года принял решение " обязывавшее исполком Барнаульского городского Совета депутатов трудящихся изыскать для строительства площадки лесоматериал. Практическое осуществлении строительства возлагается на горздравотдел по физкультуре и спорту и городские физкультурные организации".

Ну у нас всегда так: если поручается дело ни одному, а нескольким, то те начинают смотреть друг на друга - кто начнет первым? Первым начал было строить городской парк культуры и отдыха, но он первым и закончил, не начиная, закупив только лес. В январе 1954 года группа хоккеистов "Динамо" написала в "Сталинскую смену" (нынешнюю "Молодежь Алтая" - прим. авт.) жалобу на Банникова о его бездействии. Ожидаемого резонанса она не получила.

Весной 1954 года в Барнауле появляется Фомичев и его "атакует" сразу же "Динамо". Начальник краевого УВД полковник Белов настойчиво приглашает его в свою команду, но еще до этого Фомичев дал согласие председателю промкооперации Андрею Васильевичу Лебедеву на работу в "Спартаке". Это была "лебедевская" команда. Симпатизировал спартаковцам и заместитель председателя крайисполкома Виктор Спиридонович Трещев. Вот эти два человека в дальнейшем и помогли очень Фомичеву встать в Барнауле на "ноги". И надо знать самого Василия Сергеевича, который если дал слово, то держал его при любых обстоятельствах. Пообещав Белову, что подумает, Фомичев через несколько дней вежливо отказывается от предложения динамовцев и спокойно начинает работать в "Спартаке".

И так мы плавно подошли к моменту создания первой хоккейной команды в Барнауле. А подробно рассказал я о состоянии дел в хоккейном Новосибирске и "спящем", в этом отношении, Барнауле, для того, чтобы всем можно было понять, какую "ношу" на себя взвалил оптимист Фомичев. С чего начинался "каменный век" алтайского хоккея?

А начинался он с той наскоро сбитой хоккейной коробки, что расположилась вдоль улицы Пушкина, у дома под номером 55. Строил эту коробку и легендарный вратарь спартаковцев Владимир Незнамов.


- Владимир Федорович, у кого вы учились играть в хоккей с шайбой? Ведь в городе тогда не было ни одного специалиста этого вида спорта, ни одной команды.

- Почти в одно время в Барнаул вернулись Василий Фомичев, а затем и Володя Чернов. Фомичев начинал играть в футбол еще во время войны в барнаульском "Зените", а затем в "Динамо". В 1948 году он был одним из лучших игроков этой команды и уехал учиться в Ленинград, затем играл в Калинине. Для Барнаула его возвращение было большой футбольной надеждой, но он избрал тренерскую профессию. Был одержим идеей создания хоккейной команды. В ноябре мы залили на "Спартаке" лед и стали тренироваться. Игра мне сразу очень понравилась. Конечно, такого размаха действий как в русском хоккее не было, но зато динамика в хоккее с шайбой была выше. Шайба-то редко покидала пределы площадки. Фомичев был непререкаемым авторитетом, хотя и был старше всего на несколько лет (1926 г. рождения - прим. авт.). С одного года с ним был и Володя Чернов. С ним выросли на одной улице, Анатолия, в соседних домах. Его младший брат - Валентин, стал позднее первым мастером спорта по боксу в Барнауле. В конце 40-х Володю взяли играть в русский хоккей в Кемерово, где была уже команда мастеров. Играл он здорово и в футбол. А когда появился хоккей с шайбой, то Володя быстро его освоил и играл в классных командах Новосибирска - ОДО и "Динамо", выводил эту команду в класс "А". Он, конечно, был уже в то время мастером - умел все. Вот у него и учились, а звали его "Батькой", Владимиром Яковлевичем. Играл он так, что все зрители сразу же безошибочно определяли, кто лучший игрок в команде. Он был первым хоккейным кумиром в Барнауле. Не случайно, что когда мы поехали зимой 1955 года в Челябинск на первенство российского "Спартака", то там его сразу же увидели специалисты хоккея из Свердловска и пригласили в свою команду, "Спартак", который в конце зимы должен был играть в финальном турнире лучших команд класса "Б". Чернов согласился, как и омич Жора Быков. Вот они и усилили команду Свердловска, которая и заняла первое место и получила право играть в классе "А". Забегая вперед скажу, что в дальнейшем его приглашали и в Новокузнецк из нашей команды, чтобы и "Металлург" вывести в класс "А". И он играл в "Металлурге", когда ему было уже за тридцать. С детства был он грозой улицы, хулиганистый. Сохранил он эти качества и для хоккея - игроком был боевым. По-хорошему, наглым нападающим. Помню, что в 1954 году мы поехали в Псков своей футбольной командой на первенство "Спартака" и Володя у нас был одним из лучших игроков. Так вот в Новосибирске ему от хоккейной команды "Динамо" принесли хороший гарусный костюм, пушистый такой. Это - за выход в класс "А". В Челябинск мы ездили своей спартаковской командой, кто играл в футбол, тот надел и коньки: Володя Гальченко, Алексей Полосин, Володя Чернов, Коля Галайко, Арик Пахомов, Женя Рацул, Алексей Алехин, Гена Роганов, Коля Червов, Володя Медведев, Федор Семенов и я. Может кого и забыл, все-таки 50 лет прошло. Против нас там играли спартаковские команды из Челябинска, Свердловска, Новосибирска, Омска, Московской области, Костромы и др. Нам набросали там каждая команда за десяток. И мы не солоно хлебавши вернулись в Барнаул. В воротах там за нас играл Леша Полосин, и играл крайне неудачно. В Барнауле, пока тренировались, он еще как-то отражал наши броски, а в Челябинске-то все команды-мастера, что ни бросок, то шайба пулей летит, и он не выдержал, спасовал, стал голову руками закрывать, уворачиваться от шайбы. Я же все игры в запасе просидел, так как еще плохо на коньках катался, да и навыков вратарской игры не имел. В Барнаул приехали - полная коробка снега. Мы вместо тренировок и давай снег кидать. И так несколько дней, а затем чистили лед метлами и заливали. А в феврале опять уехали в Новосибирск на зональное первенство России, где заняли предпоследнее, седьмое, место. Первое место заняла команда "Крылья Советов", которая затем стала чемпионкой РСФСР и получила право играть в классе "Б". В Новосибирске мы играли не только с этой командой, но и с новосибирским "Спартаком", с омским институтом физкультуры, читинским ОДО, сталинским "Металлургом", омским "Спартаком" и кемеровским "Динамо". Выходит, что у всех их мы тоже учились играть в хоккей с шайбой.

- Это было в 1955 году, а что изменилось на следующую зиму?

- Это еще не все. В середине марта 1955 года к нам на товарищеские игры приезжали участники первенства СССР динамовцы Новосибирска.

- Мне Василий Сергеевич Фомичев говорил, что перед этим, когда вы играли в Новосибирске, он буквально умолил своих друзей из ОДО, которые играли за "Динамо" (Лопатин, Паньков, Ветров, Верига, Ивлев, Никифоров, Соколов), чтобы они приехали в Барнаул и показали как надо играть. Это удивительный факт, так как соперник заведомо знал силу нашей команды и понимал, что эти игры в спортивном плане ничего ему не дадут.

- Более того, мы были слабы не только технически, но и катались неважно. Другая проблема - в Барнауле мы были единственной командой шайбистов и играть нам было не с кем. До этого матча с динамовцами мы ведь не провели ни одной игры в течение месяца.

- В газете "Сталинская смена" от 16 марта 1955 года я прочел о том, что "после неудачных игр на первенство РСФР наша команда не провела ни одной тренировки"...

- Видимо журналист неправильно выразился. Тренировки мы проводили каждый день, а до них всей командой чистили снег, а затем заливали лед. Так что ни о каком отдыхе и речи быть не могло. Тем более, что тренером у нас был Фомичев. Он как раз и готовил нас в течение месяца к матчу с динамовцами. В субботу они играли с командой "Красное знамя" (12 марта - прим. авт.), и мы пошли смотреть на стадион этот матч. В команде меланжистов был свой "вожак" - Эдик Вечора. Игрок из русского хоккея, неплохо играл и в футбол, но был грубоват, порой вел себя вызывающе. Свой норов решил показать и приезжим мастерам, но его "поймали" на силовой прием, на задницу. И вот, смотрим, Эдика на руках несут уже в раздевалку. Что могло показать "Красное знамя" в матче с командой класса "А"? Тем более, что она лишь по случаю в первый раз решила сыграть в шайбу после окончания соревнований по хоккею с мячом. Счет - 4:23. А на следующий день уже мы играли с динамовцами и проиграли более достойно - 2:10.

- Мне кажется, что Фомичев хотел увидеть и почувствовать разницу в классе, а также понять - над чем нужно было ему работать. Может быть, привлечь внимание всех к новому виду спорта.

- Мы играли без Чернова, который уехал выступать за свердловский "Спартак". Все понимали, что отстаем мы буквально по всем позициям, а главное - у нас мало было лидеров, исполнителей. Я только-только осваивал игру в воротах. После того, как мы съездили в Челябинск, Фомичев забрал вратарскую форму у Полосина и отдал ее мне. Так я стал основным вратарем "Спартака". А весной я натягивал бутсы и выходил играть за "Спартак" правым полузащитником. Уже летом 1954 года мы играли на первенство РСФСР, куда нас вывел тренер Фомичев. Он иногда и сам выходил на поле, если того требовала необходимость. Помню, в Кемерове он такой великолепный гол забил и мы выиграли - 2:0!

- Владимир Федорович, расскажите о первых своих шагах в спорте.

- Детство пришлось на войну, во время которой все выживали как могли. С лета 1942 года я пас свою корову и соседскую, затем стал помогать пастуху в большом табуне, где было около 200 коров. Тогда ведь в каждой семье держали коров, и они, кормилицы, помогали выживать. Гоняли их пастись к Куете до Новосиликатного. Тогда там луга хорошие были. Мы, пацаны, бегали тогда босиком. (Кстати, в Барнауле коров держали в частном секторе многие до 1961 года включительно. Однако, весной того года Барнаул посетил генсек Никита Сергеевич Хрущев, который сделал замечание на сей счет, и коров держать запретили. - Прим. авт). Из тех, кого помню, кто со мной затем играл в одной команде, во время войны на Большой Олонской жил Аркаша Твердых, на Гоголя - Алехин Леня. Учились мы в первой школе, а шефами у нас были динамовцы. Вот на "Динамо" все и бегали. Твердых после войны пришел раненым, без двух пальцев на руке, но играл он в русский хоккей все равно здорово. В "Динамо" он был лидером. Я тренировался только в футбол у известного тогда игрока Виктора Мезенцева. Когда перешел в "Спартак" вместе с Алехиным, то у нас председателем была Тамара Николаевна Заржицкая, а тренером по баскетболу - сестра Льва Галятина - Лариса Галятина. Помню, в 1949 году наше общество "Спартак" переехало с ул. Гоголя в здании цирка (это на площади Спартака старое здание, в котором в войну размещалось 3-е Совкино, а до нее проводились цирковые представления, борцовские, еще позднее размещалось спортивное общество "Труд". - Прим. авт). На коньках я плохо катался и поэтому хотел играть в воротах, чтобы хотя бы так помочь своей команде. На правой руке у меня два пальца не сгибались и поэтому я клюшку держал в левой руке, не как все вратари. И когда Мустафа (жуликоватый поклонник команды) украл у какой-то команды ловушку, то она мне не подошла, так как была сделана на левую руку.

С ноября 1955 года мы начали тренироваться на льду своей новой хоккейной площадки, которую построили летом. Это была уже капитальная коробка из щитов, новых досок и бруса. Строительная артель, которая находилась по адресу Гоголя, 25 выделила нашему "Спартаку" все необходимое для постройки этой коробки. Мы вчетвером (Фомичев, Гальченко, Роганов и я) на грузовой машине возили этот лес на Пушкина, 55. Василий Сергеевич где-то достал чертежи хоккейной коробки и мы стали строить ее на месте старой, вдоль улицы (зимой 1955 года: в январе-марте она располагалась перпендикулярно к улице Пушкина). Особые сложности вызывали у нас закругления бортов, но и с ними мы справились. На этот сезон мы возлагали большие надежды и подключили к тренировкам двух хоккеистов из нашего "Динамо" Пеку Попова и Аркашу Твердых. Вернулся из Свердловска в нашу команду лучший нападающий Володя Чернов. Тренировались мы очень упорно. Я стоял на воротах тогда на стареньких коньках - "дутышах", из плохонькой стали. Бывало, после игры, смотришь, а у них лезвия от попадания шайбы согнулись! Затем Фомичев мне достал вратарские коньки-"ледянки", но у них тоже недостаток был: большое расстояние между лезвием конька и ботинком. Вот в этот зазор иногда шайба даже проскакивала, а иногда и застревала там. Это уже в 1957 году у меня появились настоящие вратарские коньки, тоже высокие, но там между коньком и ботинком была перекладина (стойка), которая не давала пролететь шайбе. Нагрудника и вратарской маски тогда не было. Ребята надевали на меня фуфайку наоборот, а сзади застегивали пуговицы. Вратарские щитки тоже были допотопные, они не были надежными даже когда их смыкал - не хватало им жесткости и упругости, и шайба проходила между ними, отогнув края, не было и вратарской ловушки. Приходилось либо отбивать шайбу клюшкой или блином, либо накрывать ее. Не один раз шайба попадала мне в лицо, бывало что уже на разминке или тренировке, от своих же. Я тогда понятия не имел о "сухой" разминке, о технике игры вратаря. Все это я узнал гораздо позже, когда к нам приехали с творческой командировкой три хоккеиста из челябинского "Авангарда" - Юрий Никонов (вратарь), Виктор Столяров (защитник) и Герман Бурачков (нападающий). Они приехали по заданию Федерации хоккея, передавать свой опыт. Участвовали в наших тренировках, объясняли, показывали как надо выполнять тот или иной прием, упражнение. Никонов мне показывал как нужно играть вратарю.

- Это было в ноябре 1957 года. А что было зимой 1956 года?

- В середине января 1956 года (15 января, в воскресенье - прим. авт.) к нам в Барнаул приехала омская команда играть на Кубок РСФСР. Мы играли в красных свитерах и спортивных шапочках, а омичи - в синих свитерах. В первом периоде они забросили мне три шайбы и мы проигрывали - 0:3. А затем разыгрался наш центральный нападающий Володя Чернов и, считай, в одиночку обыграл команду гостей (тогда это был "Авангард" - вторая по силе команда Омска после местного "Спартака"), забросив четыре шайбы.


15 января 1956 года, стадион "Спартак".
Перед началом матча барнаульского "Спартака" и омского "Авангарда".

Затем мы проиграли новосибирцам у себя на "Спартаке" и выбыли из розыгрыша (эта была новосибирская команда "Крылья Советов" в дальнейшем дошедшая до финала, но проигравшая его в Омске торпедовцам Горького - 4:5. Прим. авт.). Мы с ними встречались и на первенство РСФСР в Омске и опять проиграли. Это было в феврале, а заканчивали уже по таявшему льду - я это хорошо помню. Случай тот, особенно...


29 января 1956 года, стадион "Спартак".
Играют "Спратак" Барнаул и "Крылья Советов" Новосибирск

Получилось так, что мы заканчивали тот турнир матчем с хозяевами. А тут - оттепель, лед как сахар - не катится, ну и стали играть - кто кого перебегает. Фомичев тогда на хитрость пошел: как только наши нападающие входили в зону соперника, то он меня - вратаря менял на шестого полевого игрока, и мы вообще надолго запирали омичей в их зоне. Они только отбрасывались, но шайба плохо катилась по льду и до наших ворот не доходила. Омские болельщики были в истерике, когда на площадку через борт выпрыгивал наш быстрый крайний нападающий Борис Курохтин, менявший меня. Так мы выиграли тот матч, а с ним и третье место. В Барнаул приехали как герои. И на следующий год нам дали место в классе "Б".

Прочитал я как-то воспоминания Роганова, о том, что он учился броскам у Ивана Басманова, и очень сильно удивился: видимо, он забыл, что мы всему учились у Чернова, и Басманов в том числе. Мы тогда имели допотопную защитную форму и кое-что делали даже сами, в частности - раковину хоккейную гнули из алюминиевого листа. Александр Немировский ее где-то взял и мы ее копировали, по этому образцу. Саша, кстати, очень прилично играл не только в шайбу, но и в футбол, и в русский хоккей. Его даже брали играть за новосибирский ОДО. У него катание великолепное было, позднее и у его младших братьев, Юки и Ваки (Юрия и Валерия - прим. авт.), тоже катание было отличным. Я бы отметил среди лучших хоккеистов того времени - Чернова, Роганова, Немировского и Гальченко. Володя Гальченко у нас был капитаном и играл также,как и Немировский, во все виды: футбол, хоккей с мячом и шайбой. Тогда это было нормальным явлением: многие играли одинаково хорошо и зимой, и летом. Но многое зависело и от начальства. Мы начали играть в одно время с новокузнецкой командой, даже обыгрывали ее, но там быстро поняли, что без внимания к команде успехов не добиться. Руководство их металлургического комбината создало команде условия и "Металлург" быстро вышел в класс "А". У нас же все было основано на энтузиазме. Я был работником артели "Восход", которая находилась напротив госпиталя (на пересечении улицы Воровского и проспекта Комсомольского, на этом месте сейчас находится гастроном). Получал совсем немного - 900 рублей, и остальные хоккеисты нашего "Спартака" примерно так же (по курсу 60-х годов эта сумма равнялась 90 рублям, на которые можно было купить 30 кг мяса - прим. авт.). Поэтому к нам никто и не ехал играть, а если кто приезжал, то не задерживался надолго. Такие деньги не заставляли работать до последней капли пота. Конечно, от тренера много зависело, но как только у нас появилась футбольная команда класса "Б", так Фомичева назначили туда тренером. На два фронта он уже не мог разрываться и результаты у нас пошли хуже, чем были.

- В 1957 году наш "Спартак" занял предпоследнее, шестое место, набрал только шесть очков (было три победы), а в 1958 году - тоже шестое место, но только три очка не хватило, чтобы занять третье место в зоне и догнать новокузнецкий "Металлург"...

- Вот. Был упущен великолепный момент, чтобы создать хорошую хоккейную команду. Все внимание властей переключилось на футбольную команду "Урожай". За год до этого из нашего "Спартака" в новокузнецкий "Металлург" ушли Владимир Чернов и Гелий Егоров. Приглашенные в "Спартак" москвич Олег Савельев, Геннадий Зурин и Борис Чубаров помогли в 1959 году занять четвертое место, но после чемпионата покинули команду. На следующий сезон команда была передана моторному заводу и стала называться - "Мотор".

В сравнении с Новосибирском или Новокузнецком отношение к хоккею со стороны спортивных властей у нас в Барнауле было наплевательское. В тех городах и хоккейных коробок было больше, и хоккеисты их сами не чистили, и форма у них с иголочки, и освещение хорошее. У нас я как вспомню - освещение безобразное: фонари качаются на ветру - тени от них бегают, и понять не можешь - где же шайба? Где игрок клюшкой болтает - там, наверно, эта шайба у него и на крюке. Вот как было. Там и тренеров приглашали знающих, игроков известных, под результат. Поэтому и местная молодежь быстрее росла. Заливщики льда тоже там профессиональные. Без Фомичева трудно было бы себе представить как бы развивался изначально у нас хоккей с шайбой. У Василия Сергеевича ведь трудная судьба была. Детство на войну пришлось, затем - армия, семью создать не успел или не сумел, и жил один. Сестра его молодой еще заболела и умерла, а мать от тоски не смогла дальше жить: утонула в ванне, отправив сына в магазин. Все это, вне сомнений, повлияло на его характер. Судьба его била жестоко, но он держался до самого конца жизни и вида не показывал, что ему тяжело, будучи уже безнадежно больным. Стоило только ему уйти из команды окончательно, как она прочно осела в конце таблицы. Организатором он был очень сильным и вряд ли кто-то бы смог на голом месте все это организовать, начиная со строительства коробки, чертежей и разметки, до третьего места в регионе. Убежден, что еще бы долго никто не взялся за этот воз.

- Фомичев мне говорил, что поездки на соревнования заменяли ему семинары...

- Видимо, действительно они ему приносили ощутимую пользу. Он ведь общался с другими тренерами, смотря их занятия, анализировал и сравнивал игру своей команды с игрой прошлогодней. И это давало обычно результаты. Благодаря его работе наш "Спартак" ежегодно прогрессировал в игре, становился сильнее и, думаю, что болельщикам нашим был по душе. Не случайно, наверное, стадион наш во время матчей всегда заполнялся под завязку.

Валерий ЛЯМКИН

"Алтайский спорт", 27 марта 2003 г.


Сайт болельщиков хоккейного клуба "Мотор" Барнаул, 1998-2006.
При использовании информации, размещенной на сайте, ссылка на источник обязательна.
Контактные адреса команды разработчиков сайта.